Анна-Мария
Ситникова


Смолевичи (Беларусь)


Комментарии
Обыкновенное


И плачет по три дня, сметая «свет» —
Соломенные стебли от сарая.
— Ой, солнышка лучи!
А ей в ответ:
— Блаже-е-енная! — вздыхает бабка Рая.
Не девка, а беда… От, видно, бог
Оставить на земле-то мал причину
Такую вось…
— Ба!
— Чуни промочила? Ну, геть из лужи!
Кинь жабёнка — сдох!
— Его душа на небушко слетела?
Задумчиво глядит на облака.
А жёсткая бабулина рука
Уводит в дом.
— Пошто глазеть — не дело!
Самой ужо пора… А толь каму
Обуза гэта? Господи, помилуй
И дай мяне и мудрысти, и силы…
— Иди ужо, сердешная, к столу!
Коту шматок? Што ложкой колготишь?
Ушица — ах! — Андреич дал жерёху.
— Андреич мне казал, что я дурёха,
Дурёха я, дурёха…
— Буде, кыш!
Шурует бабка Рая мокрой тряпкой,
Самой себе кивая: «От, кажи!»
А в слободе всё то же: сохнут грядки,
Надкушен лунный блинчик, чуть дрожит
Стожаров свет и тонут в дряхлой бочке
Остатки снов, мурлычет «ёшкин» кот
Да тянется мережка по сорочке.
Ворчит старуха: — Нады ж — лишний рот!
Но с нежностью ничем не объяснимой
Накинет шаль на внучки Серафимы
Большой живот. Та вздрогнет.
— Не глупи!
— Там ангел бьётся!
— Ангил, детка! Спи.
Rambler's Top100