«Буквица»
№ 3, 2015
«Пена Эгейского моря»:  2...8    Конкурс:  9...23    Классика:  24    Школа:  25 Классика
Нестор Васильевич
Кукольник
(1809 — 1868)

Элегия

Английский романс

Жаворонок

Попутная песня

Прощальная песня

Справа: фрагмент портрета поэта
работы Карла Брюллова, 1835

Элегия

Я здесь опять! Я обошёл весь сад!
По-прежнему фонтаны мечут воду,
По-прежнему Петровскую природу
Немые изваянья сторожат;
Сто тридцать лет по-прежнему проходят,
Душа готовит им восторженный привет;
Как волны, по сердцу стихи толпами ходят,
И зреет песнь…
Но не дозреет, нет!
Солнце к соловью не ходит:
Не у солнца он живёт.
Если ж солнце не восходит,
Соловей не запоёт…

Так и певец, — без женщины любимой
Нет вдохновения, нет песен и стихов.
Но луч очей блеснёт жены боготворимой —
И что небесный гром, что шум твоих валов!..
Пусть недоступная, в вельможеском уборе,
С бесстрастьем на устах, с холодностью во взоре,
О, чудно зазвучит песнь чудная моя!
Но без нея?..
Вот солнце закатилось;
На кратковременный покой царя светил
Военный хор с почетом проводил;
Вот рябь морских валов луной осеребрилась;
Все разошлись. Кронштадтской пушки гул
Приплыл с последним ветром запоздалый;
Петровские деревья задремали,
На их листах последний ветр уснул.
Всё упокоилось.
Но для души безумной
Нет мира в тишине: ее грызет тоска;
Сто песен в ней гремит и пламенно и шумно,
Но в этих песнях нет ни одного стиха.

10.07.1837
Чуть за рубеж России, не только молодёжь, но и старики ощущают радость как будто какого-нибудь освобождения, не замечая того, что они долго засиделись дома, и обрадовались, что их, как из пансиона, пустили в гости. Вот они и давай расска­зывать, как школяры, что у них тараканы в супе, что учителя — глупцы и т. п. Всё это делается как-то невольно, а потом и взял бы речи назад, да поздно; улетели и могут долететь до коварного и мстительного уха. А остерёгся на первых порах, потом обратится в привычку. При том же поносить отечество — не говорю — недостойно. Это общее. Но Россия… Ты, слава Богу, не на медные деньги учился, и понимаешь, что, если Франция теперь 80-ти-летний старик, то России и двадцать ещё не будет. Она — точно ты, — молодой человек: рассеянный, растрёпанный, подчас нечистоплотный, но самых отличных свойств и наклонностей, которых не изменит ничто. Напротив, уж если придёт тебе охота чем-либо гордиться, так гордись тем, что ты русский, и ты сам согласишься, что будешь гордиться не без основания, и что недостаток этой гордости в наших соотечественниках вредит самостоя­тельным успехам нашего образования. Но и гордиться этим надо не на словах, а на деле, в твоей жизни, в твоих сношениях с людьми…
[«Зелёная книжечка»]

…Наши деятели на том стоят, чтобы разру­шить все начала взаимного самоуважения, построить себе дома, разъезжать в каретах на счёт тружеников, которых можно держать в чёрной коже. [>>>]

Бежать хоть на время [из России], потому что обстоятельства приковали мои ноги к этой несчастной земле, на которой есть жители, но нет ещё граждан. [>>>]

Эти высказывания, на первый взгляд, противоречивые, принадлежат одному человеку — Нестору Васильевичу Кукольнику.

Будущий поэт, драматург, художественный критик, журналист, издатель, музыкант и искусствовед родился 8 сентября 1809 года в Петербурге. Его отец Василий-Войцех Кукольник, русин по национальности, происходил из древнего княжеского рода.

В 1831 году, после нескольких переездов (Нежин, Житомир, Вильно), с родителями и самостоятельных, юноша обосновался в Петербурге. К этому времени он уже был автором «Учебника русского языка» для литовцев (выдержал несколько изданий); помимо литовского языка, свободно владел украинским и польским, интересовался белорусским.

В петербургский период Кукольник создал много драм, драматических фантазий, романов, повестей, рассказов, стихотворений; участвовал в создании либретто опер «Жизнь за царя» и «Руслан и Людмила». На стихи поэта Михаил Глинка написал романсы «Сомнение» («Английский романс») и цикл «Прощание с Петербургом». В 1860-е годы О. Дютш сочинил оперу «Красотка» на либретто Кукольника. Опера стала культурным событием своего времени. С 1836 года Кукольник на собственные деньги издает «Художественную газету», а позднее журналы «Дагерротип» и «Иллюстрация».

При всём этом его творчество подвергалось резкой критике В. Белинского, Н. Некрасова, И. Тургенева, И. Панаева и др. В 1840-х годах появился ещё один повод для насмешек — пристрастие Кукольника к спиртным напиткам. Искусствовед В. Стасов в одном из писем упомянул «пьяную компанию Кукольников», подразумевая трёх друзей: Карла Брюллова, Михаила Глинку и Нестора Кукольника.


(Иллюстрация на отдельной стр. >>>)

Однако на «середах» в доме Кукольника, собиравших до 80 человек, бывали С. Гулак-Артемовский, С. Дарго­мыжский, Т. Шевченко, И. Айвазовский, И. Крылов, высокопостав­ленные сотрудники жандармского корпуса и… те же В. Белинский и И. Панаев.

В 1843 году Кукольник возвратился на госу­дарственную службу в Военное министерство, по делам которого побывал в Москве, Воронеже, Астрахани, Одессе, Ростове-на-Дону, Керчи, Тамани, Темрюке, Екатерино­даре, Саратове, Кишинёве, Новочеркасске, Севастополе, Таганроге, причём во многих из них — неоднократно. В 1853-56 годах участвовал в Крымской войне, отвечая за тыловое снабжение российских войск на Кавказском фронте.

В 1857 году умер Михаил Глинка, самый близкий друг, перед гениальностью которого Нестор Кукольник преклонялся. Поэт в чине действительного статского советника переехал в Таганрог (ныне — Ростовской области).

Слава Богу, — написал он Н. Рамазанову, — я вышел из литературного омута так чист по совести, как ни одному из нынешних деятелей вероятно не удастся. […] Ты очень хорошо помнишь, что я ни Пушкину, ни другим светилам нашего времени не кланялся, и за это на меня сердились, но всё-таки все мы были всегда в сношениях, основанных на принципах взаимного уважения.

На новом месте деятельность Кукольника была направлена, в основном, на благо города.

В 1856 году он вышел в отставку, построил собственный дом с несколькими пристройками и флигелем в центре Таганрога, а также дачу («хутор» из семи домов и земельным участком около 14 га) под городом, по соседству с рощей «Дубки».

В Дубках, в своем имении, поэт нашёл своё последнее пристанище в 1868 году.

В 1930-х годах могилу Кукольника осквер­нили окрестные жители, думая, что там зарыты сокровища. Не оставили камня на камне, всё разрушили и перевернули. Могила осталась разрытой и заросла сорняками. Прах поэта безвозвратно утрачен. Последние уцелевшие дома имения были снесены по решению Таганрогского горисполкома в 1968 году.


Источник сведений:
А. И. Николаенко. Великий Таганрожец
Нестор Васильевич Кукольник

Стихотворения публикуются по страницам Н. Кукольника на сайте Национальный корпус русского языка

Английский романс

Уймитесь, волнения страсти!
Засни, безнадежное сердце!
Я плачу, я стражду, —
Душа истомилась в разлуке.
Я плачу, я стражду!
Не выплакать горя в слезах…

Напрасно надежда
Мне счастье гадает, —
Не верю, не верю
Обетам коварным:
Разлука уносит любовь…

Как сон, неотступный и грозный,
Соперник мне снится счастливый,
И тайно и злобно
Кипящая ревность пылает…
И тайно и злобно
Оружия ищет рука…

Минует печальное время,
Мы снова обнимем друг друга.
И страстно и жарко
Забьется воскресшее сердце,
И страстно и жарко
С устами сольются уста.

Напрасно измену
Мне ревность гадает, —
Не верю, не верю
Коварным наветам!
Я счастлив! Ты снова моя!

И всё улыбнулось в природе;
Как солнце, душа просияла;
Блаженство, восторги
Воскресли в измученном сердце!
Я счастлив: ты снова моя.

1839

«Английский романс« / «Сомнение» (музыка: М. Глинка)
в исполнении Фёдора Шаляпина >>>
Жаворонок

Между небом и землёй
Песня раздаётся,
Неисходною струёй
Громче, громче льётся.

Не видать певца полей!
Где поёт так громко
Над подружкою своей
Жаворонок звонкой.

Ветер песенку несёт,
А кому — не знает.
Та, к кому она, поймёт.
От кого — узнает.

Лейся ж, песенка моя,
Песнь надежды сладкой.
Кто-то вспомнит про меня
И вздохнёт украдкой.

11.07.1840

Романс «Жаворонок» (музыка: М. Глинка)
в исполнении Сергея Лемешева >>>
Попутная песня

Дым столбом — кипит, дымится
Пароход… ¹
Пестрота, разгул, волненье,
Ожиданье, нетерпенье…
Православный веселится
Наш народ.
И быстрее, шибче воли
Поезд мчится в чистом поле.

Нет, тайная дума быстрее летит,
И сердце, мгновенья считая, стучит.
Коварные думы мелькают дорогой,
И шепчешь невольно: «О боже, как долго!»

Дым столбом — кипит, дымится
Пароход…
Пестрота, разгул, волненье,
Ожиданье, нетерпенье…
Православный веселится
Наш народ.
И быстрее, шибче воли
Поезд мчится в чистом поле.

Не воздух, не зелень страдальца манят, —
Там ясные очи так ярко горят,
Так полны блаженства минуты свиданья,
Так сладки надеждой часы расставанья.

Дым столбом — кипит, дымится
Пароход…
Пестрота, разгул, волненье,
Ожиданье, нетерпенье…
Православный веселится
Наш народ.
И быстрее, шибче воли
Поезд мчится в чистом поле.

15.07.1840

«Попутная песня» (музыка: М. Глинка)
в исполнении Большого детского хора >>>

Прощальная песня
Из недоконченной поэмы

Простите, добрые друзья!
Нас жизнь раскинет врассыпную,
Всё так, но где бы ни был я,
А вспомню вас — и затоскую!

Нигде нет вечно светлых дней,
Везде тоска, везде истома,
И жизнь для памяти моей —
Листки истёртого альбома.

Разгул — с отравленным вином,
Любовь — с поддельными цветами,
Веселье — с золотым ярмом,
И лесть — с змеиными устами…

Прощайте, глупые мечты,
Сны без значения, прощайте!
Другую жертву суеты
Игрой коварной обольщайте.

А слава, рай когда-то мой,
Возьми назад венец лавровый!
Возьми! Из терний он! Долой
Твои почётные оковы!

Другого им слепца обвей!
Вели ему на чуждом пире,
Гостям в потеху, у дверей,
Играть на раскалённой лире!

Есть неизменная семья,
Мир лучших дум и ощущений,
Кружок ваш, добрые друзья,
Покрытый небом вдохновений.

И той семьи не разлюблю,
На детский сон не променяю,
Ей песнь последнюю пою
И струны лиры разрываю.

1840

«Прощальная песня» (музыка: М. Глинка)
в исполнении Серафимы Коняшиной
и солистов Музыкального общества им. М. И. Глинки >>>


¹ «…Когда в России в 30—40 гг. стали создаваться железные дороги, слово пароход с присоединением определения — сухопутный <…> или без всякого определения применено было к железнодорожному локомотиву. <…> Но по образу пароход — было для избежания омонимии тогда же образовано и слово паровоз. Оно тоже включено в Академический словарь 1847 г. («паровоз — повозка, движимая силою паров»)…» [Виноградов В. В. Из истории современной русской литературной лексики // Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. — М.: Изд-во АН СССР, 1950. — Т. IX. Вып. 5. — С. 390.] [Прим. ред.]
«Буквица»
№ 3, 2015
«Пена Эгейского моря»:  2...8    Конкурс:  9...23    Классика:  24    Школа:  25 Классика
Rambler's Top100