Номинация № 5
Формат А4



В. Рыжков. в чём био графий?
А. Сошенко. Рыжая дворняга
Л. Тухватуллина. Видения любви
Л. Успенская. Трикстер
в чём био графий?


в чём био графий, а, пиит: за enter следует delete, и жизнь — лишь повод для бла-бла — вдруг обнаружит, что прошла…
что в уши — днём, из сердца — ночью, что — медь, вода, и что — огнём, что — между прочим… и в чём придумаешь себя, продля в герое сюжеты тех греховных бяк, что карму строят. И хоть, по сути, нет причин (любовь да смерть), чтоб рифмовать, но чих есть чих — ему и сметь, пока шагренево-короче лист проявляет жизнь-подстрочник, и мир пророчески непрочен, и знак сиротства — подорожник, и сор и лыко — всё рефрен рабов детали.
А на какой, подумать, хрен? — А чтоб летали…
и смодулировав мотив, замысли трипы уикенда, чтобы озвучиться в «прости», им сбив все кегли… каких ещё благих вестей ждать будешь, тождеств не находя в той простоте, где всё ж — итожась… где, словом втиснувшись в строку, из револьвера неистребимого ку-ку пальнёшь в химеру, тщась хоть немножко превзойти заборный слоган и дёрнуть, господи прости, за яйца Бога.
тем жестом жизнь переключив на внешний трафик, в числе неизбранных случись.
Но биографий.


Владимир Рыжков


Комментарии

Александр Сошенко


Комментарии
Рыжая дворняга


По садам, по рощам, по аллеям — там, где свет задумчиво рассеян, от переизбытка чувств шальная молодая рыжая дворняга носится, мелькая меж деревьев, кружит, за хвостом своим гоняясь, ластится доверчиво к прохожим, тычется в ладони влажным носом. Ей не до практичных размышлений про ошейник, поводок и коврик. Лишь восторг в глазах её щенячий: «Что задумался? Давай, играться!»
Знать не знает, что забавы кратки: три луны отпущено ей свыше. И не ведает, что мех её охряный потускнеет, в култуки собьётся, а потом и вылиняет вовсе, впалые бока открыв да рёбра. Станет сбивчивым её дыханье, взгляд подёрнется печали дымкой, полыхнет отчаянья пожаром и угаснет углями смиренья. И сама она однажды утром отойдёт, последний выдох сделав…

А по рощам, по садам-алеям, где следов её давно не видно, от пере­избытка чувств шальная молодая белая волчица носится, мелькая меж деревьев, кружит, за хвостом своим гоняясь…

14 октября 2013

Лилия Тухватуллина


Комментарии
Видения любви


Всплывали подсказки в сознаньи, но их полагалось забыть. За пустошью — серые зданья, крутые киношные лбы, летящий космический айсберг, ребёнок, стоящий в углу, и полубезумные «прайсы», и моря зависшего глубь, горячий металл самолёта, зарниц раскалённый металл, и молнии хлёсткая плётка… Кошмары мои, по местам! Ведь есть у кого-то таланты снимать, режиссировать сны. Ведь держат доселе атланты свод неба с люкарной луны. И там, под увесистым сводом — не сны, а виденья мои. Там розы цветут год от года пышней и поют соловьи. Блестят аметистами струи, бегущие вниз по камням. Там кто-то незримый целует и сладко и нежно меня.
Не ты ли? О нет, как ни странно. В броне тяжеленной линкор, сидишь у ночного экрана, с которого пошлость — рекой. Поднимешься, тапками шаркнув, согреешь, как водится, чай.
Во тьме за окошком так жарко горит неземная свеча случайных моих декораций, моих бутафорий судьбы. Давай уже что-нибудь сбацай в порыве сердечной гульбы. Пусть льют глицеринные слёзы на камеру телешуты, зажгу бутафорские звёзды над личною сценой мечты. И в собственном храме искусства поэт, сценарист, режиссёр — я буду с пронзительным чувством вести ни о чём разговор.
И каждое слово — завязка для долгих бессвязных речей. Начало любви — это сказка, сны тысяча первых ночей. И ждёшь с нетерпением вечер, и входишь в таинственный зал, где люстрами купол подсвечен, и таешь в сиянье зеркал.
И слышишь, и чувствуешь сразу любое сомненье, укор. И шепчет ненужные фразы знакомый лукавый суфлёр.
Ты камеру снимешь с треноги и в полной своей тишине, задумчивый и одинокий, вернёшься к молчащей жене.
И я возвращаюсь на землю: котлеты, английский роман. Но только читаю ли, ем ли — опять погружаюсь в туман фантасмагорической жизни. Включу ненароком tv — и кран зашипит вдруг и брызнет струёй застоялой любви.


Людмила Успенская


Комментарии
Трикстер


Я стану трикстером¹ твоим, извечным комом в горле, я анти-Пушкин, я — Дантес, я — пуля , я — стрельба. Моя улыбка для тебя — неправильность и горе… Ты скажешь — поворот судьбы, но я — сама судьба.
Я буду палкой в колесе — ты не уедешь, милый! Я стану тенью на стене — не обойдёшь стены, и в мягкий стог зарою я наточенные вилы, твоя дорога станет пусть немыслимой длины.
Наточишь меч — я затуплю и ржавчиной покрою. Твой верный конь напуган мной, ты выпал из седла. Когда захочешь отдохнуть — не дам тебе покоя, ты глянешь в зеркало с утра — а голова седа.
Пойдёшь войною на меня — передерётся войско между собой и вспыхнет бунт, а ты — совсем один. Захочешь смерти отыскать — дружок, не жди геройской! Захочешь выпить — подадут горчайшее из вин.
Решишь жену себе искать, красавицу-девицу — найдёшь, дружочек, так и быть, но где-то через год пойдёшь ты к омуту реки. Не с удочкой — топиться, но мелким будет омут тот, и камень твой всплывёт.
И слёзы высохнут в глазах, и плакать будет нечем. Уйдёшь в отшельники — твой храм я превращу в бордель. Уйдёшь куда-то на войну — вернёшься искалечен, захочешь садик посадить — погибнет он в метель.
…Но знаешь… будет час один, когда замолкнут трубы, тогда мы встретимся с тобой в конце сего пути… Я — враг, страдающий и злой, таких сегодня любят, ты — положительный герой, такие не в чести.
И будет бой… И ты — дрожишь, а я — смеюсь, спокоен, и ты — один, а я — в толпе, в ликующей толпе… И в этот самый трудный час ты должен стать Героем. Да, распрямиться, сделать шаг и просто — не стерпеть!
…Я стану трикстером твоим, врагом и антиподом. Зачем? Да чтобы каждый знал тебя и образ твой. Я нужен — даже не тебе, а твоему народу, чтоб из простого паренька Героем стал герой.


¹ Трикстер — фольклорный антигерой. Точнее, это общее название для таких персонажей, как Кощей, Змей Горыныч, Локи, Сет и т. д. [Прим. авт.]



Игры проходили с 1 октября по 3 ноября 2013 года.
Игры включали 7 основных поэтических номинаций и 8-ую сборную номинацию для авторов-судей.
Жюри в основных номинациях:
редколлеги В. Бродский, О. П. Лешев, Н. Николаева, Е. Яворская;
авторы СИ Л. Бурель, И. Клеандрова, А. Трудлер, А. Шапиро (судил только по шорт-листам);
Жюри в сборной номинации:
авторы СИ Л. Герасимова, О. Жабин, Заец Побегаец, Запросто Жывой, А. Попова, В. Рыжков, М. Токарева, Л. Успенская.

 

Rambler's Top100