Буквица
№ 3, 2013



Фаина
Киршенбаум



Граница


На границе света и тени
повстречались Леннон и Ленин,
мёртвый взгляд устремив друг к другу.
Подошли — и застыли, стоя.
За могилой слова — пустое,
не спасут рок-&-ролл и ругань.

Замолчал Джон Оно устало:
стадионы теперь — спортзалы,
на ютюбе меня забыли,
субмарины на дне стакана,
а Мишель умирает пьяной
за двадцатую часть промиллe.

И молчит ему в тон Владимир:
коммунизм-то похоже вымер,
лишь вдали за рекою крысы.
Их зовёт крысолов трубою,
и они ничего не строят,
да и я там ржавею — лысый.

На границе света и тени
нет животных и нет растений,
там стоят часовые в страхе.
Потому что они впервые
были выбраны в часовые.
А назавтра их сменят нахер.


 

Rambler's Top100