Буквица № 1, 2013 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 Галерея:   I—XII Стихи наших авторов
 


 
    Ирина Грановская

Презумпция неравенства в любви
«И снова то же: "быть или не быть"...»
Спеша свой образ подлатать
О причине старческой сутулости
О звуках речи

 

 
  Содержание моих текстов имеет очень мало общего со мной как таковой.     Презумпция неравенства в любви

Любовь являет правила свои,
Когда один лишь подставляет щёку
Для поцелуя...
Разольёшь по строкам
Презумпцию неравенства в любви,
Вбивая рифмы в белоснежный лист —
Чтоб в тесной клетке буйного экстаза
Ей посвящать оборванные фразы,
Взмывая на обломках крыльев ввысь.
И, под нехитрый блеф её историй,
Счищать кармин запёкшихся чернил;
Опять и снова, из последних сил
Ловить луну на чёрной глади моря...
И санки полюбить возить на гору
Для той, что ты на горе полюбил.

 

 
        * * *

И снова то же: «быть или не быть».
Слова потёрлись, как от вечной носки.
А всё, что было можно изменить,
И лить по сердцу, выпрядать, как нить,
Разбилось эхом в отголоске
Какой-то старой песни.
И пока
Печать и радость пляшут у виска
Деля тебя и осыпая градом
Упрёков, что не выбрала рука
Того, что надо,
Ты так зависим, как и уязвим.
И хочется и колется над миром
Подняться,
Как тот самый серафим,
Что Пушкину являлся шестикрылым.
А может статься,
Всё же полетим...
Но лишь туда, за окончанье неба,
Куда дорога сорок тысяч вёрст
Хотелось бы,
Взяв две краюхи хлеба,
Да свой павлиний хвост
Из призрачных великих достижений:
Я — гений.
Что потом?
Вновь недолёт, вновь череда падений
И в горле ком.
______

А нас с тобой любил тот ясный день
скрывал от всех и обвивал лучами,
целуя в тень.
И ветру было лень
стекать плечами
на бёдра,
и, связав меня с тобой,
тянуть туда, где чайки и прибой,
и россыпь янтаря хрустит, как тёмный сахар.
Ты гордо, словно первобытный знахарь
бежал вперёд,
почти что невесом,
и скорость пил из воздуха глотками,
перечеркнув собою горизонт,
слагал морские воды с облаками.
Вдруг, безнадёжно властно,
тихим sos
позвал меня
туда, где в лона страстно
влекли желаньем влажные громады
прибрежных скал. И бесконечным стадом
гуртом в причал,
сминались гребешки в последнем стоне.
И капля на щеке: алмаз, цирконий...
объятий купорос,
любви накал,
и тихие слова без тени фальши...

А дальше?
Вечер. Чемодан. Вокзал.

 

 
        Спеша свой образ подлатать

Спеша свой образ подлатать в преддверье осени,
Тушуем серое «вчера» цветными пятнами,
Всем объясняя, что не нас, а мы их бросили,
И отметая негодующе обратное:

«Да как могло оно случиться? Это с нами-то?
Какой образчик примитивного мышления!..»
Но иногда в глубоких норах пыльной памяти
Зудят отдавленные лапы самомнения.

 

 
        О причине старческой сутулости

по серой шкале времён ты в толпе один,
беспомощен, как гравёр в написаньи радуг;
а между вчера и нынче не вклинить клин,
и память сродни восьмёрке, упавшей на бок

сюжет про любовь до гроба сошёл на нет,
но запах архивной пыли впитался в кожу:
фантом прежних чувств является раз в сто лет,
порою чуть раньше, но никогда не позже

с налаженных рельсов и на свои круги
спускается жизнь, восторг сочетая с прозой;
а в святость любви не верят и дураки,
легко заменяя ризы пизанской позой

цикличность во всём — обличие бытия,
так пухнет луна и так созревает колос.
подкова над дверью, вздрогнув, сомкнет края,
на счастье свернув параболу в уроборос

и стать гордых спин сменяя крутой дугой,
в согбенности тел не мысля себе увечность,
цикличностью круга символ назначив свой,
наc время свернёт когда-нибудь в «бесконечность».

 

 
        О звуках речи

Что в созвучьях влечёт поэтов,
Непонятно и им самим,
Как гармония тьмы и света:
Рондо — догма — Мегидо — дым

Вод журчание, посвист птичий,
Пик гармонии в шуме трав;
Звук катается в подъязычье:
Кони — Кения — кенотаф

Услаждая собою уши,
Ум тревожа едва-едва,
Звуки в горло текут сквозь душу:
Кров — апокрифы — Покрова

Комментарии

 
 
Буквица № 1, 2013 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 Галерея:   I—XII Стихи наших авторов

Rambler's Top100