Буквица № 5, 2012 Страницы:   2  3  4  5  6  7  8  9  10 Фотогалерея:   I...XXIII VI Парнасские игры
 

Конкурсная площадка
«Буквицы»


 

    Номинация № 3
«Мужчина и женщина»

Шорт-лист — 15 работ

Л.Бурель. Невыносимое
И.Грановская. Шагал
В.Рыжков. Садись поближе, поболтаем
А.Трудлер. напиши мне письмо

 

 


Невыносимое

В версте от рая, на перекрёстке
дорог, которые в никуда,
жить даже с милым совсем не просто,
а с нелюбимым — почти беда.

Забрались воры в шалаш (шли мимо),
тайник искали — ушли ни с чем,
ведь наше счастье — невыносимо,
и неподъёмен сундук проблем.

Комментарии

 

 

Любовь Бурель


 
 
 

Ирина Грановская


 
 

Шагал

Полночный сумрак, Беллочка анфас,
Чуть слышный звук над дрогнувшей губою:
«Ты краски дал, что стали мне судьбою»...

А жизнь текла из Витебска в Прованс:
Местечко, Петербург, Сен-Поль-де-Ванс,
Москва, Париж, Нью-Йорк — обитель боли*,
Смешав в едино маски, лица, роли,
Жизнь на полотна красками лилась,
Всё осеняя счастьем высшей пробы,
И той любовью чистою до гроба,
Чьи образы парят, как образа,
По сонным небесам, сбиваясь в стаи,
Когда над миром музыку играет
На старой скрипке вечная коза.

Комментарии


* В Нью-Йорке в 1944 г. умерла Белла, жена
художника, единственная любовь в его жизни.
[Прим. авт.]


 




Садись поближе, поболтаем

Садись поближе, поболтаем
о том, что жизнь совсем простая,
когда туман озёрный тает
и в колокольной глубине
шевелят звёзды плавниками,
минуты тянутся веками
и моховой прибрежный камень
волна ласкает в полусне.

Ну что ещё, скажи, нам надо:
чтоб день и ночь кончались ладом,
и было время чаще рядом
сидеть у зыбкого костра,
друг друга между слов касаясь,
а на песке нога босая
чертила ритм любви, бросая
нас в невесомость до утра.

И этим только жизнь и длится...
Бессмертны озеро и лица
любовников во вспышке блица
из вод подпрыгнувшей звезды;
пока она летит, сгорая,
волна, как ластиком, стирает
узор песка — земного рая
недолговечные следы.

Комментарии

 

 

Владимир Рыжков


 
 
 

Алекс Трудлер


 
 

напиши мне письмо

не на шутку встревожен и смят —
почему неподъёмной падучею
память детства с макушки до пят
так меня многоточливо мучает?

и, зажатый в тисках болтовни,
память я измеряю провалами,
ты письмо мне по-русски черкни —
пару строчек словечками малыми:

«я жива. у меня всё о-кей.
мир вокруг исторически вертится».
только давит на сердце сильней
в небеса устремлённая лестница.

и молчание прошлого зря
колет пальцы цыганской иголкою —
на слетающий лист октября
я, как ворон, угрюмо пощёлкаю.

ты не пишешь, я тоже устал,
мы так заняты разным и разными,
вот и памяти старый портал
мы закрыли, чтоб души не шастали

за улыбкою первой зари
в полосу озорного мальчишества.
напиши мне письмо и соври,
что тебе почему-то не пишется.

2012


 
 
Игры проводились с 1 октября по 22 ноября 2012 года в виде двух независимых конкурсов, каждый в своём разделе СИ, по своим правилам и со своими судейскими бригадами:
  • конкурс журнала «Буквица»;

  • конкурс «Поэтический Куб».

  • Каждый конкурс включал 4 поэтических номинации под общим названием «Сечения».
    Координаторы Игр — О.П.Лешев и Ирина Клеандрова.
    Жюри на конкурсной площадке «Буквицы»: Е.Асенчик, В.Бродский, Л.Бурель, И.Клеандрова, Н.Николаева, Т.Половинкина, А.Сошенко, А.Трудлер, Эллана, Е.Яворская (10). В преноминационном голосовании и в голосовании по лонг-листам участвовала О.Есликова.
    Жюри на конкурсной площадке «Поэтического Куба»: П.Ганжа, И.Грановская, О.П.Лешев, К.Монюшко, И.Семёнов (5).


     
     
    Буквица № 5, 2012 Страницы:   2  3  4  5  6  7  8  9  10 Фотогалерея:   I...XXIII VI Парнасские игры

    Rambler's Top100