Буквица № 5, 2012 Страницы:   2  3  4  5  6  7  8  9  10 Фотогалерея:   I...XXIII VI Парнасские игры
 

Конкурсная площадка
«Буквицы»


 

    Номинация № 1
Произвольное стихотворение

Шорт-лист — 16 работ

И.Грановская. Пейзажное
И.Клеандрова. Волны и эхо
С.Ролдугина. (не)кто
Ю.Суренова. Бег
А.Трудлер. По гордой лире Альбиона
Э.Эзрас. Птицы

 

 
 

Ирина Грановская


 
   

Пейзажное

Невзрачней прошлогоднего костра,
Закат осел над крышами и кронами,
Чуть пахнущий отрыжкой ацетоновой
Соседа, отставного маляра.

День спёкся каплей крови на ноже.
Дождь, обмочившись, умотал на сторону.
В окне напротив внука делят поровну
Две толстые матроны неглиже.

Сосед с утра бортует колесо —
Весь двор уже икает на две четверти.
А наверху друг друга любят четверо,
Не наблюдая внаглую часов.

Их вздохами измученный подъезд
На взводе, словно выпил тонну кофия,
А я лежу и брежу философией,
Что всякий люпус больше, чем он ест.

Матрац роняет хлопьями ватин,
Под ванной моль дожевывает валенки,
У потолка моей унылой спаленки
Порхает вяло комариный клин.

Под штукатуркой жизнь берет своё:
Пробился мох, пустило корни деревце;
А под хребтом соломкой время стелется —
Так быль преобразуется в быльё.

Комментарии

 

 
 

Ирина Клеандрова


 
   

Волны и эхо

Море смеётся, целуя просмоленный борт,
ластится ветер, заря догорает высоко...
В блеске побед корабли возвращаются в порт,
кровь и шторма за кормой оставляя до срока.

Кружево пены, скрипучая жалоба мачт,
в медных лучах — парусины потрёпанной перья...
Путников встретит потерянный чаячий плач,
пыльный бурьян да крест-накрест забитые двери.

Пусто на пристани. Волны вгрызаются в пляж,
мокрой щебёнкой скребут по заржавленной стали...
Тает эскадра, опять превращаясь в мираж.
Боже, храни, кого помнить и ждать перестали.

Комментарии

 

 
 

Софья Ролдугина


 
   

(не)кто

когда чужие стихи уже не читаются
мотыльками греются на онемевших веках
там внизу сад в янтаре умирает от старости
и кутает плечи шалью цвета «электрик»

когда за язык слова почти не цепляются
и задавший вопрос через Морзе не ждёт ответа
солнце истово пахнет яблочно-сочной сладостью
и бессовестно лижет скулы как рыжий сеттер

когда сны наяву паутиной висков касаются
и глядит из витрин алебастрово-бледный слепок
и гремит из всех водосточных труб то ли здравица
то ли за упокой то встает за спиной некто

обещая что все пройдёт
и становится легче

Комментарии

 

 
 

Юлиана Суренова


 
   

Бег

Генералу Хлудову снится висельник.
Генералу Хлудову всюду холодно.
И в аду подводами бредят выселки.
И в раю окраины мрут от голода.

Тараканий бег.
Тараканий век.
Таракану снег
по колено.
И ложится в снег
человек,
сквозь смех
плача в монастырские стены.

Убегай. Бока у России порваны.
Кровь течет по белому крупу лошади
В эмигрантский бред, где портки над портами,
Заменяя флаг, на ветру полощутся.

А в России слёзы всегда бесплатные.
А в России в Летнем саду Ахматова.
И повсюду мат. Веселись, народ!
Новый бог, новый мир, новый год!

...Но стихи растут, как цветы на кладбище.
И от строк таких бы креститься истово
Генералу Хлудову со товарищи.
Пусть хоть все кухарки уйдут в министры, но

Не в поэты. По́нятым дела нет.
Понятых натыкано в пистолет.
А поэт смеётся, всегда готов
На расстрел, в бессмертье своих стихов.

Комментарии

 

 
 

Алекс Трудлер


 
   

По гордой лире Альбиона

По лире Альбиона как по горке,
я скатываюсь с ветром меж зубов
зажатым крепко Буниным и Лоркой
и жёлтой субмариною Битлов.

Мне хорошо — по бронхам бродит Бродский
и режет формы правильным стихам,
и, воздух разбирая на полоски,
в трахеях обитает Мандельштам.

Вдыхаю полной грудью взвесь тумана
Набокова и колкий дождь Дюма,
но лирика по воле Перельмана
над Темзой возвращается в туман.

Казалось бы, что гордого в той лире,
что Альбион сумела поразить
Уальдовским равнением на вылет
сквозь Шоу продолжающую прыть.

Возьму себя — разрозненные горсти
надуманностей грустных и затей —
и спрячу в набалдашник старой трости,
как в перст судьбы надежду фарисей.

И постучу по камням мимо кладбищ
великих и обманутых имён,
где если новым именем не станешь,
то в гордости потопит Альбион.

2 Марта 2011
Комментарии

 

 
 

Эли
Эзрас

 
   

Птицы

Апреля стая крылатая,
Скорее сюда, врачи!
Читаю Анну Ахматову,
Боли не залечить.

Годы кричат злосчастные,
Страшен их птицелов.
Крестами повисли ласточки
Над колокольнею слов.

Лица ушедшие — вспышками,
Ночи — не видно дна.
Времени вздохи слышатся
Из полыньи окна...

Небо родное покатое,
Певчи твои грачи.
Читаю Анну Ахматову.
Господи, не молчи!

Комментарии

 

 
 
Игры проводились с 1 октября по 22 ноября 2012 года в виде двух независимых конкурсов, каждый в своём разделе СИ, по своим правилам и со своими судейскими бригадами:
  • конкурс журнала «Буквица»;

  • конкурс «Поэтический Куб».

  • Каждый конкурс включал 4 поэтических номинации под общим названием «Сечения».
    Координаторы Игр — О.П.Лешев и Ирина Клеандрова.
    Жюри на конкурсной площадке «Буквицы»: Е.Асенчик, В.Бродский, Л.Бурель, И.Клеандрова, Н.Николаева, Т.Половинкина, А.Сошенко, А.Трудлер, Эллана, Е.Яворская (10). В преноминационном голосовании и в голосовании по лонг-листам участвовала О.Есликова.
    Жюри на конкурсной площадке «Поэтического Куба»: П.Ганжа, И.Грановская, О.П.Лешев, К.Монюшко, И.Семёнов (5).


     
     
    Буквица № 5, 2012 Страницы:   2  3  4  5  6  7  8  9  10 Фотогалерея:   I...XXIII VI Парнасские игры

    Rambler's Top100