Буквица №3, 2012 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I—XV Фо(то)чка зрения
 
Надежда Николаева

Миниатюрные миры Ирины Олоничевой




Фотогалерея >>>
 
 
Впервые фотографии Ирины Олоничевой я увидела в одном из киевских фотоклубов. На снимках разноцветные планеты кружились в диковинном танце, а невиданные цветы погружались в странные яркие воронки. Что это? Рисунок, выполненный с помощью фотошопа? Ирина, улыбчивая женщина, исполненная жизнелюбия и какой-то необъяснимо обаятельной наивности, рассказывала присутствовавшим фотографам, что золотистые планеты — это капельки подсолнечного масла, а длинный мостик, образовавшийся между ними — случайно упавшая в бокал шерстинка её любимого кота.
— Жидкость надо погрузить в аквариум, — говорила Ирина, — сейчас я вам его покажу.
Из крошечного мягкого мешочка автор снимков достала маленькую стеклянную ёмкость, не больше десяти сантиметров в длину. Зрители дружно рассмеялись. При слове «аквариум» в нашем сознании появлялось что-то гораздо большее, чем эта миниатюрная стекляшка, которая без труда уместится в ладони. Но таковы особенности макросъёмки.
Ирина живёт в Виннице. В Киеве бывает редко, и я уже было собралась ехать к ней в гости, чтоб подготовить материал, как неожиданно у Ирины открылась выставка в столице. Её экспозиция «Большое в малом» вместе с работами двух других фотохудожников была представлена в новом киевском арт-парке в день его открытия.
 
   
Ирина Олоничева
 
  26 мая 2012 года в Киеве открылся новый арт-парк (галерея искусств) на берегу Днепра. В числе его первых трёх экспозиций — фотовыставка Ирины Олоничевой.

Фото Н.Николаевой

 
 
Зрители охотно фотографировались на фоне разно­цветных абстрактных работ Ирины, не подозревая, что у них за спиной не компьютерная графика, а рисунки, созданные при помощи капель жидкости для мытья посуды, геля для волос и воска.
Ирина расставляет на столике свои нехитрые приспособления для съёмки: всевоз­можные стёклышки, ёмкости разной величины, прозрачную посуду.
 
       
  Ирина знакомит посетителей выставки со своим оборудованием для макросъёмки.

Фото Н.Николаевой

 
 
— Не оставляйте это без присмотра, — советуют организаторы.
— Неужели украдут? — удивляется доверчивая Ирина.
Впрочем, опасения были напрасными, всё осталось на своих местах, а посетители с интересом слушали рассказы фотохудожницы о том, как она пипеткой помещает одну каплю в другую, подсвечивает это маленькой лазерной указкой и ждет взрыва капель, чтоб запечатлеть его. После таких рассказов зрители другими глазами смотрят на фотоснимки.
Мы садимся за столик в кафе. Ирина передаёт мне фотографии на красной флешке, привязанной к ленточке с аккуратным бантиком, и я невольно улыбаюсь: каждый предмет этой удивительной женщины выдаёт её женственность и внимание к деталям.
Наконец мы переходим к интервью для «Буквицы».

* * *

Ирина, как давно Вы занялись макросъёмкой?

Лет пять назад. Хотелось этим заниматься и раньше, но не было объектива. А когда появился объектив, то дело пошло. Как будто я открыла дверь «туда»... А вот куда — это видно по моим фотографиям. Ещё много куда можно зайти и открыть другие пространства, поэтому макросъёмка очень интересна.
 
       
 
А с чего именно в макросъёмке Вы начинали?

Как и все — сфотографировать цветочки, посмотреть в глубину, рассмотреть лапки и усики жучка. То есть это своего рода микроскоп, но фиксирующий. Только это быстро надоело. А вот проникнуть куда-то поглубже — это уже как проникнуть в какие-то особые просторы. Я раньше занималась живописью, а теперь заметила, что мои картины похожи на мои фотографии. То есть лет пятнадцать назад я рисовала точно такие же космические пейзажи. Наверное, это где-то внутри меня. Я не могу это объяснить. На следующей выставке я уже хочу совместить новые фотографии и работы живописи.

Ваше образование помогает Вам в творчестве?

Да. Я закончила биологический факультет Винницкого педагогического института. Наверное, поэтому во многих работах использую биологические жидкости. Я для себя поделила их на две категории: «добрые» и «плохие». Есть созидающие окрашенные жидкости — например, те, которые мы употребляем в пищу. Это всевозможные масла, чай, компот. Благодаря этим жидкостям мы живём. А агрессивные жидкости — это химически созданные. Это все виды бензинов. Очень агрессивна жидкость для мытья посуды. Я её часто использую. Она даёт такое движение! Такое впечатление, что «добрые» жидкости уже начинают жить своей жизнью, но как только я капну туда инородную структуру, такую, как жидкость для мытья посуды, то тут же «хорошие» жидкости исчезают.

Как проходит процесс съёмки?

Я фотографирую в маленьких стеклянных ёмкостях. Моё любопытство заставляет меня совмещать и смешивать несовместимое и смотреть, что из этого получается. Любопытно проникнуть куда-то, подсмотреть, ответить на те вопросы, которые ты сам себе задаёшь. Космический пейзаж не всегда получается. Порой он вяло движется. И вдруг туда попадает луч солнца, или ты сам его подсветишь фонариком, или нагреешь — и капли начинают оживать, двигаться, пузырьки поглощают друг друга. Что угодно может быть толчком. Тот процесс, который ты хотел зафиксировать, может происходить всего несколько секунд. В этот момент ты должен всё заснять. Во время работы руки у меня заняты пипетками и лазерной указкой, потому я нажимаю на автоспуск фотоаппарата... ногой. У меня есть специальный ножной автоспуск для фотоаппарата. Так легче работать. А ещё я часто включаю музыку. Это помогает настроиться. И мне даже кажется, что жидкости слышат её, начинают кружиться в такт. От этого процесс происходит быстрее.
 
 

Надежда Николаева,
редколлега журнала,
ведущая рубрики
«Фо(то)чка зрения»

  Инкубаторы фантастических миров

Фото Н.Николаевой

 
 
Ирина, расскажите, пожалуйста, о своем первом кадре.

«Среда обитания» создаётся в чём-то прозрачном. Я долго искала, как же это сделать. В первый раз всё получилось случайно. В бокале оставался недопитый коньяк, я капнула туда каплю подсолнечного масла, и она там зависла. Когда я посмотрела со стороны дна бокала, то увидела, что там плавает маленькая золотистая планетка. А когда я поставила за бокалом кусочек цветной обложки журнала, то жидкость заиграла разными красками. С этого всё и началось. Потом я уже делала специально какие-то смешения, чтобы получился этот процесс. Но люди не верят, что это не фотошоп. Поэтому я мечтаю снять маленький фильм о том, как это происходит, чтоб люди видели, как у пузырьков вырастают рожки, как они превращаются в инопланетян, как это всё живёт и потом уничтожается.

Какие жидкости обычно смешиваете?

Чаще всего это вода как основа всего. И ещё я пробую жидкости разной плотности. Использую спиртовые жидкости, а воду я иногда подкрашиваю специальными красками, которые не оставляют следов, чтобы было видно, как одно вещество проникает в другое. Погружаю туда не только жидкости, но и, например, усики винограда, листики, цветочки. Только это всё должно быть очень маленьких размеров, до пяти миллиметров. Съёмка ещё зависит от высоты слоя жидкостей. Если высота несколько миллиметров, то они медленнее двигаются и картинка получается статичной.

Сколько времени занимает подготовка «среды»?

По-разному. Иногда «среда» развивается тут же, иногда нужно долго мучиться. Меня привлекает что-то космическое, потому что я увлекаюсь космологией. Учёные говорят, что наши представления о Вселенной были обманчивы. О ней рассказывают много интересного. Когда я впервые увидела в бокале жидкости маленькую планету, у меня возникла аналогия с фотографиями космоса. Я начала специально продуцировать такие снимки и увидела, что в них очень много общего. Микромир рядом. У меня он получился сам собой. Я через маленькие размеры показываю весь мир.
 
       
  Окна в микрокосмос

Фото Н.Николаевой

 
 
Вы снимаете в других жанрах?

Люблю снимать портреты и пейзажи, но ближе всего макросъёмка.

Как Ваши близкие относятся к Вашему увлечению?

Им нравится. С удовольствием смотрят новые работы, иногда даже помогают. Мне бывает мало двух рук. Например, прошу дочек, чтоб они помогли ввести жидкость в определенный момент, и они длинными пипетками вводят эту жидкость, чтоб не нарушить гармонию, которую я уже сделала.

Вас абстракция прельщает в любых видах искусства?

Скорее не абстракция, а фантазийные моменты. Вот даже если посмотреть на эти работы — это фантазия и фантастика. Это реальная, существующая фантастика. Раз я её сняла, значит, она есть.
Мне близка «Теория всего». Она говорит о том, что параллельно существует множество миров. Наш мир — один из них. Поэтому я показала, что о некоторых мирах мы иногда даже не догадываемся, но нужно научиться видеть и не глушить в себе чувство любопытства, которое нам дано от природы. Оно даёт нам много открытий в творчестве.

У Вас есть еще хобби помимо съёмки?

Я тренер по йоге и фитнесу. Это помогает держать себя в форме, дает активность для творчества. Иногда во время съёмки надо очень долго сидеть в одной позе, ждать, когда произойдёт взрыв. В этом очень помогает йога.

А в какой момент происходит этот самый взрыв?

Иногда зависает капля, и я жду, когда она взорвётся. Момент взрыва очень интересен. Капля может висеть несколько минут, это зависит от плотности вещества. А потом взрывается. Вот это фантастика!

Наш журнал посвящён поэзии. Ваши фотографии вдохновляют. А какие поэты и писатели вдохновляют Вас саму?

В литературе мне нравится произведения Вербера, Чехова, Толстого. У Толстого особенно нравится рассказ «Три смерти». Из поэтов нравится Марина Цветаева, Андрей Белый. Я больше классическую литературу люблю.

Что бы Вы могли пожелать нашим творческим читателям?

Хочется пожелать умения видеть. И будьте слегка ненормальными. Нарушайте созданную природой симметрию. Когда она нарушена, получается что-то новое и интересное.
 
       
  Фотографии Ирины вызывают у посетителей выставки неподдельный интерес и нескрываемое удивление.

Фото Н.Николаевой

 
 
Мы с Ириной прощаемся, а посетители продолжают рассматривать её снимки, комментируя их вслух. Вот здесь им привиделся инопланетянин, а тут — чьё-то лицо на красном фоне.
— Это красиво, но ведь это просто нарисовано, — слышу я женский голос за своей спиной.
И я представила, как сегодня, по возвращению домой, эта женщина станет есть обыкновенный украинский борщ, не замечая, как причудливо переливаются на красном фоне золотистые блёстки жира, подобные звёздным скоплениям во Вселенной. А говорите «нарисовано»:
 
       
Буквица №3, 2012 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I—XV Фо(то)чка зрения

Rambler's Top100