Буквица №3, 2011 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I—XIV  XV—XXXI Поле поэзии
  Стихографии

Для просмотра в увеличенном размере на отдельной странице кликайте по картинкам мышью




 

    Татьяна Глущенко


  • Персональный сайт
  • Раздел на сайте «Самиздат»
  • Блог в «Живом Журнале»



  •  
     
         

    Автографическая Биография Татьяны Константиновны

    Началось всё с Дарвина, который сказал, что всё началось с обезьян. Но так глубоко я не раскапывала фамильный куст.
    Потому начну с моих давних предков третьего колена, которых сослали в здешние края прямо из Китая, города Харбина. Смиренно приняли такой расклад дети царских офицеров, отцы которых служили с верой в царя и отечество на КВЖД с самого начала прошлого столетия (1900 год — это ведь уже прошлое столетие? Ну да, вроде...).
    Ну что же. Дальше всё так и было. Смиренно, значит... жёны их тоже приняли такой расклад и, как положено жёнам ссыльных декабристов, двинули к мужьям, в глухую Сибирскую тайгу. Из лагерей потом политических повыпустили, но визу обратно в Китай почему-то не дали, и денег на обратную дорогу. Так и остались они жить-поживать и добра наживать в этой ссылке. Ссылка со временем приросла странным аппендиксом — Сибирским Отделением Академии наук, и построился чудо-Академгородок на вольной сибирской природе, куда съехались светила науки тогдашней нашей Родины. А может, это была провокация, и их тоже всех сослали от столицы куда подальше. Под предлогом того, что их надо спрятать от империалист­ского недрем­лющего ока.
    (На карте город Сибирь следует искать посередине континента Евразия. Академгородок на картах не обозначен, потому что это стратегически важный объект, засекреченный от неграмотных врагов. Достопри­мечательности три — Скелет Мамонта в Институте археологии и истории, Музей Паровозов под открытым небом и Высокий Уровень Снобизма).
    В общем, стали поживать светила науки и размножаться в экстремальных условиях — зимой при −35, летом при +35, резкоконтинентально. Поглядело-поглядело Советское правительство шестидесятых годов на успех своего безнадёжного меро­приятия, да и решило «мясо в Канаде не закупать, а жрать прямо там» (КБрД1 ©). Проще говоря, не ввозить откуда-то взятые научные самородки, а выращивать прямо на месте. С этой целью и был воздвигнут Новосибирский Государственный Университет имени Ленинского Комсомола (ого, что я вспомнила! Оказывается зубы — это ещё не всё, что у меня осталось своего:). Итак, был воздвигнут, с прилегающей к нему Физматшколой и несколькими общежитиями.
    В каком-то там из этих шестидесятых годов юная студентка экономического факультета познакомилась с не менее юным студентом физического факультета, сыграли они скромную свадьбу в холле одного из общежитий (на фотографиях холл с равным успехам мог принадлежать четвёрке, пятёрке или шестёрке 2 — одно досто­верно, стены его по ту пору были изукрашены наскальной живописью — бизонами и оленями). И, спустя несколько лет, произвели на свет потомка, то есть меня.
    Чтобы не загубить детский тщедушный организм суровыми сибирскими условиями, предки мои благоразумно эмигрировали в город Алма-Ату, поближе к фруктам там всяким. Эмигрировали временно. Но потомку, то есть, мне, этого хватило. Потомок рос без при­смотру, лазил по деревьям и окрестным садам-огородам, и, вернувшись в ссылку, в Сибирь, в научное развитие не вдарился. Наплевав на всю правительственную программу. А пошёл (стало быть — пошла) по художественной части обучаться. С полным осознанием того, что художник в этой стране — заведомо безработный и непонятно зачем их обучают и даже платят стипендию.
    Предположительно, я тогда хотела оказаться в каком-нибудь чудесном месте, навроде районного клуба, по совместительству кинотеатра, которому бы рисовала регулярно киноафиши и объявления о сборе фольклорного кружка. Но все эти места были сильно заняты.
    Спасение пришло с PERESTROYKA. Страна всеми своими хилыми фибрами души стремилась перейти от ненавистного социализма, минуя не менее ненавистный коммунизм, прямиком к капитализму. В связи с этим мощно развернулось знамя Новой русской рекламы, и художники, дотоле неизвестно зачем протиравшие кисти о холсты, бегом бросились изучать компьютерные технологии. Вот тут-то бы и пригодились недюжинные матема­тические способности. Которых у меня так и не обнаружилось. Поэтому я научилась шустро двигать мышью и быстрее, чем на пишущей машинке, печатать одним пальцем.

    А сейчас я спою ОДУ РЕКЛАМЕ.
    Смело встретил девяностые и поднялся над страной флаг российской рекламы. По незыблемой древнерусской традиции максимализма (воровать — так миллионы, спать — так с королевой), этот флаг развернулся на все четыре стороны, накрыв медным тазом теле­видение, радио, архитектуру и личную жизнь сограждан. Реклама ядовитым радуж­ным змием просочилась во все сферы влияния и бытия, обволакивая вкрад­чивыми голосами и глянцевыми картинками. Вклинилась во все батальные сцены гениальных режиссеров, помножив тем самым на ноль все их гениальные потуги в создании напря­жённых кульмина­ционных сцен. Вышло на сцену и на удивление твёрдо заняло свои позиции гадкое изобретение «бегущая строка». Российские бизнеслюди бросились скупать печатные станки, прочувствовав необходимость увековечить свои фирменные знаки на страницах модных журналов, справедливо рассудив, что покупать дорогое рекламное место в заграничных периодических шедеврах невыгодно. Лучше завести свою не менее крутую периодическую печать. (Некоторые из бизнеслюдей, которые поумнее, конечно, догадывались, что их товарный знак в заграничной периодике дохода им не принесёт, по той простой причине, что продукция, которую их фирменный знак представляет, за этой самой границей приобретена по дешёвке, за ненадобностью, в основном, этим загранинцам, с целью продажи на российском рынке по баснословным ценам).
    Реклама прочно обосновалась на благодатной почве и принесла миллионы рабочих мест новым специалистам, которые постепенно избавлялись от альтруис­тических постсоветских настроений и учились другим ценностям.
    Учились зарабатывать денежки. Учились модному слову «дизайн». Учились втулять заказчику всё, что было создано воспалённым воображением, со словами — это и есть то самое УТП (Уникальное Торговое Предложение), которое обязательно принесёт вам славу и деньги. Учились искать «левые» заказы за «чёрные» деньги.
    Влюблённые в рекламу бывшие художники с невыносимым энтузиазмом пытались привнести в неё все атрибуты искусства, включая золотое сечение. Королева китча — Реклама — жадно впитала в себя только часть, касающуюся слова «золотое». Разочаро­ванные, но не сдавшиеся фанаты принялись утверждать, что если рекламу наполнить художественным содержанием, то она потеряет основное предназначение «продавать» и станет узкоспециальным произведением, годным только для коллек­ционеров. В конце концов, все успокоились и стали тупо копировать готовые западные образцы.
    Я очень горжусь этим мегатекстом, который написан выше, не прошла даром школа новой русской рекламы для меня!

    Если кратко — то я крепко попала в рекламный бизнес лет на ...дцать. Художником, дизайнером, арт-директором.
    В 28 я перестала расти и стареть. С тех пор я только изредка летаю во сне, когда у меня растут ногти и волосы. В паспорте написано, что мне 42, с тем же успехом они могли написать 18 или 93.
    С некоторых пор талант мой плавно перешёл из рук в голову, и вместо рисовать я стала больше писать. Или руководить процессами, теми или иными. Например, ростом волос и ногтей.
    Некоторое время тому мне занадобилось проживать в Москве. Я проживала здесь и до того, но в новом веке это стало происходить с пугающей частотой и регуляр­ностью. Пока не засосало совсем. Хотя это тоже относительно, как данные паспорта.
    В Москве я пишу для телевизора суфлёрские тексты для Мёртвых Героев Мёртвых Сериалов. Эти сериалы, как утверждают продюсеры, смотрят только одинокие пенсионерки в Конотопе. Но меня это не смущает нисколечко, привет, пенсионерки! Пока вы смотрите — мне платят. На том и спасибо.

    Что ещё?
    Ген гениальности у меня есть. Наследственный. Пользуюсь им редко, по причине природной лени. У меня есть муж. Волшебник. Его зовут Джабба Ю.Бурносов, и он писатель-фантаст. У нас есть дети. Они талантливые. У нас есть два кота, Саня и Вася, оба — сириусяне. Это не национальность.
    И, для полноты картины, рассказываю историю о Моей службе: Я служила в храме Амриты Тилоттамы. Служба моя состояла в том, чтобы зажигать свечи. Свечей было 4278, и как только одна из них гасла — нужно было её заменить на другую и зажечь. Служба моя тянулась несколько тысяч лет. Потом храм сгорел. И меня уволили в запас.

    Комментарии


    1 КБрД — «Контора братьев Дивановых», студенческий клуб механико-математического факультета Новосибирского госуниверситета. Существует с 1975 года. Наиболее активные «братья», в том числе Андрей Бочаров (Президент Конторы, 1990), входили в состав команды КВН НГУ, ставшей трёхкратным чемпионом высшей лиги. Татьяна была художником-оформителем в этой команде.
    2 Четвёрка, пятёрка, шестёрка — номера однотипных студенческих общежитий в новосибирском Академгородке. [Примечания редакции]


     
     
    Буквица №3, 2011 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I—XIV  XV—XXXI Поле поэзии

    Rambler's Top100