Буквица №3, 2011 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I—XIV  XV—XXXI Находка
 

 
   

«Находка» — наши новые проект и рубрика, новый путь поиска интересных стихотворений для публикации. Их предлагают в рамках наших поэтических конкурсов не авторы, а читатели. Жюри оценивает предложенные произведения на общих основаниях и публикует с согласия их авторов. Стихотворения, получившие половину и больше судейских голосов, отмечаются жёлтым «маркером», две трети голосов и больше — зелёным. Подробности — в «Положении о проекте». [Редколлегия]

Бухаркин Ю. Об элементах творческого процесса
Попова А. Юбилей поэта (глазами Музы)

 

 
 

Юра Бухаркин

    Об элементах творческого процесса

Мой мир — мой лузерский билет из детских фильмов про джедая, где мне от роду пара лет, а голова уже седая, где крутится калейдоскоп событий, дранных на клочочки, и где приход сгоняет поп по образу поповой дочки. Там словом держится забор, а многословность — высший гений, там Оруэллов «Скотный двор» создал систему уравнений, где порционны смех и страх, где труд за так — почётным делом, и по нечётным — денег швах... Я злой? Да просто наболело ещё тогда... Теперь процент двух лет на тушку населенья мне давит, как бухой клиент на потаскухино решенье шекспировского «дать — не дать», а может, чуточку глобальней.

И стих шевелится опять в пыли убогой грязной спальни, кряхтя, ложится на поля прочитанной семь раз газеты, затейливый, как три рубля бумажкой баксового цвета. И, вроде, я опять поэт: седой висок, плохой английский, сигарки вместо сигарет, без полной миски, с тощей мисской, клубком сырых невнятных слов, разбитых штук по пять построчно.

Лишь неформатное «любовь» опять плывёт в канаве сточной.

Комментарии
 

 
 

Анна Попова

    Юбилей поэта (глазами Музы)

1

Надо же — сенсация, презентация: юбилей поэта, размах и шик! Речи и овации — для стагнации, словом, деградация, полный пшик. Всё идёт как следует, всё отлажено, без сучка-задоринки, без бумаг. Ты стоишь прилизанный и приглаженный, член Союза, так тебя и растак... А вокруг писатели — каждый с титулом, полностью пришёл рифмодельный цех. Ну такие все из себя маститые, самый Главный в центре. Маститей всех. Во всю мочь, фортиссимо ты воспел его, мол, Поэт — от плуга и от сохи!
А вдогонку молодость оголтелая мне навзрыд кричала твои стихи...
Похвалы смешны и преувеличены. Будто не поэты, а торгаши. Сколько протокольного, сколько — личного? Что идёт сквозь зубы, что — от души? Ладно, не стесняйся, не делай драму-то, лучше славословьем блесни в ответ. Вон, тебе такой-то вручает грамоту, а такой-то в руки суёт конверт.

2

Старая общага, отсек некрашеный, хлам, остатки скудного кутежа. Я была такой же, как ты, безбашенной, бесшабашной, рифмы в руках держа... Ты худой, вихрастый, твой образ лепится из хореев, нимбов и сигарет. У тебя в тетрадке отнюдь не лекции, а наивный, праздничный мой портрет...
Утро, баба Глаша метёлкой шаркает. Бледный чай остужен и недопит. В комнате свежо. За окном обшарпанным многоцветье мая вовсю кипит. Вид хорош — и трудно сосредоточиться. От восторга кружится голова, а глаза такие... что плакать хочется, причаститься юного божества.
Медленно вдали умирает зарево. Слог прозрачен, радостен и упруг. Я сижу, счастливая, ногу за ногу, просто как одна из твоих подруг. Не мешает слава — тряпьё дешёвое, и не пахнет подлостью до поры. Над плечом склоняюсь. Слова нашёптывать и ерошить спутанные вихры...

3

Как живёшь, замеченный мой, обласканный? Марш на сцену — к новому алтарю, пой же, демонстрируй талант потасканный, ну а я в стороночке посмотрю. Что такое? Нету огня священного? Костерок погас, ускакал Пегас? Ты строчишь бездарные посвящения, власть родную чествуя на заказ.
Душу бы излить... не могу ли, не с кем ли! Твой триумф, по сути-то, мой провал. Ты же изменял мне... ну как жене своей, подло, как наложницу, продавал! Всё, что было чёрное, — стало белое, прежние друзья разевали рты! Задыхаясь, пела — о нет, не пела я: лозунги орала до хрипоты. А твоим начальникам — в полный голос бы! К переливам флейты они глухи!
...И опять весёлая наша молодость мне навзрыд кричала твои стихи... А когда впервые назвал на вы меня, а когда нахрапом пошёл в Союз и палитру взял, на поллитру выменял, я сказала: хватит... Не продаюсь.

4

Виновата. Каюсь, в душе вражду нося. Я ушла не сразу, прилипла грязь. Я ж пока по-женски звала одуматься, я ж пока вчиталась, разобралась да нашла в изящных стишатах фирменных пышное, бесплодное франтовство... Я же, так сказать, существо эфирное, я же непрактичное существо, я же не премудрая, не безгрешная, хочешь — за ошибки меня карай.
Вот стою, унылая, постаревшая, слушаю поэму про «милый край». И уже тошнит с твоего писательства, и уже противно, хоть голоси. К этим виршам хиленьким я касательства не имела: господи, упаси!
...Помнишь, пела песенки до зари тебе? Помнишь ли те песенки, эй, ответь?! А теперь застыла — незримым зрителем — и стараюсь в голос не зареветь. Всё равно невидимая, неслышная. Ухожу, ругательства бормоча. На портьере смутная тень колышется.

Он увидел, сбился и замолчал.

23—24 марта 2011  
 
Буквица №3, 2011 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I—XIV  XV—XXXI Находка

Rambler's Top100