Буквица №1, 2011 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 Галерея:   I ... LXVI Резон(анс)ы
        О.Зритель. Отзыв на стихотворение Ивана Будяка «В дюнах»
О.Зритель. Отзыв на стихотворение Виталия Волкова
«Бессмысленный сонет»

А.Сошенко. О Кае окаянном и гордой Герде

 
 
 

Олег Зритель

    Отзыв на стихотворение Ивана Будяка «В дюнах»

Тревожное созерцательное упоение. Вот то состояние, в которое меня ввергло стихотворение Ивана Будяка «В дюнах». Скажу банальность, но так просящуюся на свободу, что удержаться не могу. В природе всё божественно. Храмово. Особенно, когда вторжение людей в ней отсутствует или столь незаметно, что хочется раствориться, слиться с природой, не считаясь со своей человеческой сущностью оккупанта.
Очень точно срисовал автор картину дюн. Шиповник (а я думаю, что в стихотворении растёт морщинистый шиповник (Rosa rugosa), который стелющимся ковром образует такие густые заросли, и так ярко цветёт всё лето, издавая сильный аромат) вполне способен забальзамировать любой ветер, рискнувший сунуться в этот колючий ковёр безнаказанно. Безжалостность круговорота, мне кажется, слишком выпирающая характеристика природы, никогда не подвластной человеку. Никогда! Чтобы человек не мнил о себе, и как бы люди не «выщипывали» птицу Гамаюн из своего сознания собственного превосходства над всем Земным. А вот бесконечность и безбрежность — это, на мой взгляд, нарочито известные истины. Но они настолько на своём месте в строках, и меня, как читателя, это вполне устраивает. Есть штампы, которые очень органично ложатся на текст, что расстаться с ними невозможно.
Несколько замечаний. Не понравились «громадины дюн» и глагол «взгоняет». «Громадины» как-то чужеродно читаются в этом стихотворении. А «взгоняет» — это что-то из китайской медицины? Не могу читательски смириться с этим словом в данном контексте. Может, автор вложил здесь то, чего я совершенно не знаю, а может, перемудрил с красивостью словосочетания?..
По мне это стихотворение всё же не пейзажная лирика. Хотя, конечно, — это пейзажная лирика. Вот открытка, как бы хороша она ни была, может вызвать одни эмоции, а пейзаж, когда ты находишься внутри него, совсем другие эмоции, так и стихотворение Ивана Будяка. И дело не только в упоминании птицы Гамаюн (кстати, вот ещё одно читательское замечание — слово вновь упрощает фразу, опускает её до обыденности, мне показалось, что оно здесь послужило костылём для ритмичности). Думаю, что автор никого не хотел напугать. Как и Александр Блок своими строчками не пугал, а всё же напугал:

Предвечным ужасом объят,
Прекрасный лик горит любовью,
Но вещей правдою звучат
Уста, запёкшиеся кровью!..

А дело в том, что слова в стихотворении вдруг начинают магически влиять на меня, вызывая сильные эмоции. Тревожное созерцательное упоение. И это мне по душе. Люблю такие стихи. Что-то похожее, хотя совсем с другими акцентами, о дюнах писала Юнна Мориц. И не понять до конца — то ли это дюны поют, то ли поэты разговаривают языком воды, песка и воздуха...

Море да песок.
Ветры да холмы.
Кутаюсь в кусок
Предрассветной тьмы.

Голосов не счесть,
Шорохов полно,
В дюнах кто-то есть —
Он, она, оно?

Кто-то, кроме нас, —
И не в первый раз! —
В душу нам глядит
Безо всяких глаз.
 
 
 

Олег Зритель

    Отзыв на стихотворение Виталия Волкова «Бессмысленный сонет»

Какая замечательная и смелая пересмешка в адрес... самого Господа Бога! Ворчание, разговорчики в строю, ухмылка, занудство обывателя, попытка уговорить самого себя в бессмысленности любви (Господи, это всё твои происки и штучки-дрючки, твои любовные забавы с нами, смертными). А дальше — в омут, с головой, полной этой самой бессмысленности любви!

Смешной и удачный эпиграф. Вспомнилась песенка на все времена: Разговоры, разговоры, сердце к сердцу тянется. Разговоры стихнут скоро, а любовь останется!

А также строчки Роберта Бёрнса

Пускай я буду осуждён
Судьёй в ослиной коже,
Но старый мудрый Соломон
Любил девчонок тоже!

Сперва мужской был создан пол.
Потом, окончив школу,
Творец вселенной перешёл
К прекраснейшему полу!

Форма сонета вполне подошла. Правда, есть на мой прихотливый взгляд неровности, которые можно было бы, если бы автор захотел, и доработать. Такие, как набившие оскомину словосочетания заледенелый мрак или сила страсти. Но смешливое и радостное настроение стихотворения, которое автор сумел передать и мне, напомнило, что ничто человеческое и мне не чуждо, и я повторяю вслед за автором

...что не ищу ни следствий, ни причины.
 
 
 

Александр Сошенко

    О Кае окаянном и гордой Герде
Попытка прочтения стихотворения Виктории Качур «Кай»

Вы не задавались вопросом, почему в сказке Андерсена именно мальчик стал мишенью Снежной Королевы? Из-за того, что он её обещал «посадить на печку»? Ерунда! Поведение Кая это уже следствие. Случайность? Допустим. А почему все остальные главные действующие лица — женщины? А вот это уже никак не похоже на случайность. Центр приложения всех сил — мужчина. Он — цель, и он же — средство для достижения иных целей. Он — жертва, и он — цезарь, к ногам которого брошены другие жертвы. А вокруг — женщины и соответствующие отношения, и наиболее конфликтные из них: мать-сын-жена сына (золовка) и жена-муж-любовница. Именно эту мысль автор, мастерски используя яркие образы Андерсена, и подает читателю, но уже в виде этакого агломерата, очищенного от излишней сказочности. Причём лишь один персонаж знаменитого сказочника упоминается напрямую, и то — в названии. Пожалуй, только со Снежной Королевой автор немного перестарался в самом начале.
Обычно Виктория избегает «разжёвывания» смысла, а тут первые две строчки (учитывая название текста) в сверхочевидной форме отсылают нас к первоисточнику, существуя при этом, как будто сами по себе. Что-то типа «В некотором царстве, в некотором...». Для меня, как для читателя, это совершенно избыточная информация. Не думаю, что связка Королёва-королева дотягивает до самодостаточного элемента текста, который интересен сам по себе настолько, что оправдывает существование этих строк. Не исключаю, что для автора именно этот фрагмент стал первичной «точкой роста» всего произведения. Знаю по собственному опыту, как сложно отказываться от таких строк.
Мальчик. Хм, не думаю, что у кого-то сложится впечатление, что речь ведется о ребёнке. Не может ребёнок Сразу после первого гололёда вспоминать, что сердце слева и быть таким опасливым и таким информированным по поводу болезней Ишемия? Стенокардия, доктор?. Давно известно, что мужчина для женщины может до самой старости оставаться мальчиком. Не говоря уже об отношениях матери с сыном. Вот тут автор с присущим ему чувством меры больше не упоминает напрямую о связи своего произведения со сказкой Андерсена. Некоторый сарказм, который проскальзывает в описании поведения «мальчика», не следует однозначно проецировать на мнение автора, но об этом ниже.
Ещё более неброскими штрихами прописан образ Герды. Она не упоминается в произведении в явном виде. Но имя это витает в атмосфере текста. Не от него ли и ведется повествование? По крайней мере, для меня трудно разделить образы Герды и героя, от имени которого ведётся рассказ. Герда, похоже, устала искать и спасать своего Кая. А волшебное оружие женщин — слёзы, по всей вероятности, кончились или у мальчика выработался иммунитет от частого употребления оного. Самое интересное, что «отпустив» ситуацию, Герда дала возможность ей (ситуации) перейти в новое равновесное состояние, в котором они фактически поменялись ролями со Снежной Королевой. Обратите внимание, как меняется тон её обращения: от нежного почти материнского Потеплей оденься на всякий случай в самом начале, до холодно-надменного Торопись, беги за её упряжкой в финале её роли. Странная метаморфоза, совсем не сказочная — осколок ледяного зеркала в одном сердце, а «леденеют» сердца обоих.
Еще о двух моментах. Вот, вроде, неоднозначность: Ты же понимаешь — хотел как лучше. То ли это «понимаешь» относится ко второй части высказывания, то ли — к чему-то, о чём напрямую в тексте не говорится, а все время оставляется за «скобками». Интуитивно отдаю предпочтение второму варианту (об этом, собственно, вся речь). В данном случае неоднородность не равно дефекту. Кстати, кристаллы ряда минералов именно благодаря неоднородностям приобретают даже большую ценность, нежели «чистой воды» образцы. Например, звездчатые сапфиры, кварц-волосатик или лабрадориты. Так и в стихотворении неоднозначность порой становится той внутренней гранью, которая взаимно преломляя мысли автора и читательский взгляд, создает многомерность текста, заставляет предстать его в совершенно ином свете.
А вот эта конструкция холодок-то, несмотря на объяснения автора, все же смущает своей неуклюжестью. Все равно, что на флакон дорогих духов от Dior или YSL приклеить этикетку с надписью «Мадэ ин Франсэ». Скорее всего, финал (две последние строки) появился раньше многих других строк. Опять же по себе могу судить, как трудно бывает сопрячь две очень удачные части, не «налив воды» и не «наломав дров» при этом. Видно, что достойная рифма к «доктор» автору никак не давалась... Мне непонятно одно, почему автор не воспользовался простым, но, на мой взгляд, эффективным и где-то даже эффектным решением:

Стетоскоп под майкою: холодок тот
Санным следом теряется в снежном поле.

Впрочем, автору, конечно, виднее. Тем более, что собственно финал получился. В любом случае стихотворение позволяет каждому примерить ситуацию на себя. Все мужчины немного Каи, все женщины — в той или иной степени, и в зависимости от ситуации Герды и/или Снежные Королевы.

1 января 2011


 
 
Буквица №1, 2011 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 Галерея:   I ... LXVI Резон(анс)ы

Rambler's Top100