Буквица №4, 2010 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 Галерея:   I...VIII Поле поэзии
  Борода

Известный сибирский рок-музыкант, поэт и композитор,
основатель и руководитель рок-группы «Женщина с Бородой» (ЖсБ),
организатор ежегодного городского конкурса
молодёжных рок-групп «Rock On!» (Новосибирск)

XII Международный фестиваль
живой музыки и веры
Устуу-Хурээ

Тыва, Чадан, июль 2010

(Публикуется в сокращении. Полный вариант — в авторском блоге bluesrock.
Числа в квадратных скобках обозначают номера фотографий, привязанных
к соответствующим фрагментам текста. Фотографии автора.)

 


 
 
Долго не решался рассказать про нашу поездку на тувинский фестиваль Устуу-Хурээ, но всё же попробую. Дело в том, что впечатления очень сильные, а сформулировать суть трудно. Она ускользает при попытке вытащить ощущения из области иррационального. Ну, как получится. Хочу предупредить, что ни на какую объективность не претендую. Что вижу — то пою. Пришлось много лет поездить на Алтай, чтобы начать понимать процессы. А первое знакомство с Тувой — оно и есть первое. Тут с наскока орешек не расколешь.

В общем, сразу можно сказать, что фестиваль шаманский. Мы далеко не ездим, приглашения на фесты почти не принимаем. Отказывались от знаковых Пустых Холмов, от Якутии с большим гонораром и т.д. А тут люди за пять минут по электронной почте убедили меня в необходимости пилить 1600 км в один конец на край света. Вообще непонятно куда [1]. Дорогу, правда, оплатить пообещали. Удивительно, но группа тоже согласилась мгновенно. Даже с трудом представляя, о чём идёт речь. Шаманы постарались, не иначе. Никакой специальной программы не готовили. Просто погрузились в машины и поехали. Такая вот предыстория.

Что мы знали про фестиваль до поездки? История фестиваля живой музыки и веры Устуу-Хурээ гласит, что 12 лет назад его организовал на ровном месте, голом энтузиазме, нулевом бюджете и при противодействии местных властей музыкант Игорь Дулуш [3]. Вот он его уже 12 лет и проводит. Объявленная цель — восстановление разрушенного буддийского храма Устуу-Хурээ близ райцентра Чадан. За 12 лет на фестивале выступили многие знаменитые и не очень музыканты (причём, принципиально без гонораров), Игорь Дулуш стал директором тувинской филармонии и в последние годы заручился господдержкой. Государство не имеет право напрямую финансировать храм, но может финансировать фестиваль. Дальше схема понятна. Теперь, когда всё это может стать (или уже стало) брэндом, чиновники стали активно примазываться. Главное отличие Устуу-Хурээ от других фестивалей — особый дух свободы и абсолютное равенство публики и музыкантов. Никаких вип-зон и прочего в этом ключе. Все, включая звёзд, живут в юртах и палатках на фестивальной поляне, общаются и джемуют. Нет музыкантов и публики — есть гости и участники. Вход на фестивальные концерты — бесплатный. Организаторы привлекают для поддержки фестиваля местных шаманов и буддийских лам. Это обычная тувинская практика. Музыка — только живая. Кроме приглашённых хедлайнеров1 выступает до 100 исполнителей и групп, приехавших самостоятельно. Фест внестилевой, но как я и предполагал, 90% музыки — этника. Хотя попадается даже хэви-метал. Вот так вкратце, чтобы вы знали, о чём вообще речь. Что мы не знали — расскажу дальше. И, да, не подумайте, что это всё с религией связано. Только с Верой.

У нас была слабая надежда на то, что организаторы поставят в Чадане какие-нибудь указатели к фестивальной поляне. Но это было бы совсем не по-тувински. Пришлось крутиться по городу и опрашивать местное население. Все радостно поздравляли нас с праздником. С каким? Люди приехали, фестиваль — вот и праздник. Дорогу по-русски объяснить могли с трудом, но зато порывались просто сесть в машину и показать.

Мы затарились в магазине продуктами и довольно быстро нашли поляну [4]. Прямо на окраине, в офигенной лиственичной роще с чистейшей речкой. Не знаю, кто додумался присвоить Чадану статус города. Подозреваю, главной причиной было то, что здесь Шойгу родился. А так — просто большая деревня. Тысяч 14, наверное. Снимать там особо было нечего, да и поляна звала. На время фестиваля из чаданских магазинов убрали все крепкие спиртные напитки, оставили только пиво. На фестивале провозглашён сухой закон. Народ пил, конечно, но не на глазах.

Мы нашли места для машины и палаток, зарегистрировались, получили бейджики и осмотрелись. Открытие было запланировано на следующий день, но на поляне уже кипела жизнь. Местных сюда не пускали, для них концерты проходили по вечерам на большой сцене стадиона. Здесь были только гости и участники. Какой-то ансамбль индийской музыки несколько часов подряд тянул непрерывную харекришну, люди таскали дрова, дули в дудки, стучали в барабаны. Техники оборудовали малую сцену [5]. Всё в дыму костров. Обычная фестивальная суета.

Ближе к вечеру приехал автобус с озабоченной новосибирской тусовкой. Они не успели до закрытия чаданских магазинов. Побросали вещи на поляне и ушли в город за местной аракой.

Дулуш объявил со сцены, что воду из речки пить не только можно, но и нужно, потом призвал всех помочь соседям по поляне и угостить едой и напитками. Начался вечерний джем2. Участвовали все, кто хотел. Тон задавали легенды авангардного джаза Sun Ra Arkestra из США.

Около полуночи на поляне появились настоящие шаманы. Начались камлания у большого Костра Дружбы. Шаманы в Туве имеют официальный статус и собственные организации. Шаманизм здесь мирно сосуществует с буддизмом. Костёр сначала никак не хотел разгораться, а потом заполыхал так, что стоящая рядом пожарная машина показалась не лишней [7, 8]. Наконец, долгая дорога дала о себе знать, мы рухнули спать. Завтра предстоял насыщенный день. Открытие феста, шествие по городу и наше выступление на стадионе.
 

   
Кликнуть по картинке
для её просмотра
в увеличенном размере



1



2. Дорожный знак на въезде в Республику Тыву (Туву)



3. Игорь Дулуш в дыму фестивальной поляны



4. Фестивальная поляна



5. Малая сцена на фестивальной поляне



6. Установка юрты
 

 
 


10 
 
 
Следующий день выдался солнечным и жарким. Чтобы узнать «правильные» даты для проведения фестиваля, организаторы обращаются к буддийским ламам. Ламы не ошиблись!

С утра на малой сцене начались выступления конкурсной программы. Формат музыкальной части Устуу-Хурээ прост. Весь день на поляне выступают в рамках конкурса зарегистрировавшиеся участники. Вечером на городском стадионе (метров 500 от поляны), на большой сцене выступают хедлайнеры и лучшие конкурсанты. Приходит весь город. Вход бесплатный. Ночью на малой сцене — джемы.

Мы играли вне конкурса, с утра можно было расслабиться и послушать музыку, валяясь на траве. Или пообщаться с музыкантами и слушателями. Благо, никаких барьеров здесь нет. Все в одной тусовке. Много знаменитостей и просто колоритных персонажей. Легендарный Sun Ra Arkestra приезжает в Чадан уже в пятый раз (без гонорара, напомню). Они, конечно, приезжают в сокращённом составе, но всё же. Говорят, раньше думали, что суперэкзотика — это возле пирамид играть. А теперь точно знают, что Тува вне конкуренции :)

Музыканты были отовсюду. Много американцев, люди из Германии, Сербии, Кореи, Италии, Австралии, Японии и т.д. Российская география тоже представлена была широко. На фото [14] — башкирская группа АРFЫМАК (F произносится похоже на Г). Если бы вручали приз зрительских симпатий, они были бы главными претендентами. Харизматичный и профессиональный состав. В этом году заявилось столько участников, что режиссёр за голову хватался, пытаясь справиться с нерезиновым временем. В результате, все одиночки исполняли всего по одной песне.

Большинство опен-эйров3 давно превратились в массовые пьянки с массовой стрижкой бабла. На Устуу-Хурээ ничего этого нет. Что касается первого, то я уже говорил про сухой закон. Народ выпивал себе тихонько у палаток, по поляне с ваксой4 никто не фланировал. Да и не видел я пьяных. Причём, никто никого не пас. Тему все знали. Правильно сказал Дулуш: на Устуу-Хурээ случайные люди не приезжают. Что касается второго, то на фестивальной поляне продавали шашлык, мороженое, хипповские поделки, немного книг и дисков с этникой и тувинские инструменты [15]. Всё! Люди слушали программу, устраивали альтернативные концерты у костров, гуляли по городу, купались в речке.

Во время еды приходилось быть начеку: над поляной кружили десятки наглых чёрных коршунов [16]. Они пикировали вниз и выхватывали всё из рук. Саксофонист и флейтист Sun Ra, ветеран американского джаза Danny Ray Thompson чуть отодвинул тарелку с пловом от груди и получил птичку с неба. Результат — разбросанный по траве обед и порванный когтями большой палец на левой руке. А вечером играть!

Если говорить о конкурсных выступлениях первого дня, то я бы отметил местных. По-моему, весь русскоязычный «околофолк» выглядел бледно по сравнению с корневой тувинской этникой. Кого как, а меня эти составы «акустика-флейта-перкуссия5» быстро утомляют.

Известно, что в Туве лучшие в мире горловики. Но я не знал, что их там СТОЛЬКО. Всех возрастов. Такое впечатление, что играют и поют все. Причём, свою народную музыку. Уровень в основном очень приличный. Набор инструментов неожиданно разнообразный [9, 10, 13]. Чего там только не было. Я бо́льшую часть видел живьём впервые. Какие-то монгольские гусли, разные «один палка, два, три и т.д. струна», плюс, обычные баяны с аккордеонами. Публика местная тоже внимательная и понимающая, о чём и предупреждали организаторы. Люди слушали музыку часами [18, 45]. В общем, не удивительно. Музыканты — то, чем Тува может гордиться. Многие востребованы на Западе, есть с кого брать пример. Но вообще, воспринимали всех. Приятно было видеть, как на ура встретили алтайского горловика. Как своего, даже некоторую фору дали. Это несмотря на их приграничную войнушку.

Я так заслушался, что забыл про жару в 30 с лишним градусов. На грешную землю меня вернули организаторы. Вечером первого дня на большой сцене городского стадиона готовился концерт хедлайнеров. Хотя мы не значились в списке хедлайнеров, но выступали в этом концерте. Уже в который раз, кстати, на разных фестивалях такой странный «внеконкурсный» статус. Мы в тот день были единственным полноценным электрическим рок-составом, и звукорежиссёры требовали на саундчек именно нас. Короче, нас предупредили, что монтаж аппарата на большой сцене скоро закончится и надо быть готовыми. Мы, собственно, всегда готовы. Можно было слушать концерт конкурсантов дальше, тем более что в силу вступило «тувинское время». Для нас это не было новостью, мы хорошо знали, что такое «алтайское время». Тувинское такое же, с некоторыми нюансами. Такая уж неспешная горно-степная жизнь. Природа настраивает на созерцание, а не на суету. Там говорить о минутах сложно. Тувинское время — пластично. Один час совсем не равен другому. Там никогда ничего не начинается вовремя, но удивительным образом всё укладывается в запланированный временной отрезок.

Пока я слушал концерт, подходили местные, здоровались и пытались общаться. Спрашивали, откуда мы приехали. Дальше, видно, хотели поговорить ещё, но не знали как. Старики брали две мои руки и в поклоне прикладывали себе ко лбу. Я раньше с таким приветствием не сталкивался. Это смущает, хотя выглядит трогательно :)

Часть слухов про агрессивность тувинцев наверняка рождена их центральноазиатской манерой общаться. При том, что их степные монгольские лица и так выглядят сурово, они не будут улыбаться вам навстречу, как европейцы. Они улыбнутся, когда для этого будет повод, а не заранее. Авансов в общении не раздают. Ну, и вообще, батыр должен быть серьёзным, внушительным и неприступным :) Посмотрите на парней на снимке [17]. Это не уличная банда из подворотни. Это неслабые этнические музыканты и их друзья. Но в подворотне я бы с ними встретиться не хотел :) Дулуш, кстати, рассказывал со сцены, что тувинские музыканты за лажу на репетициях друг друга даже убивают. Но его не поймёшь, когда он шутит, а когда нет.

Наконец, со стадиона по рации нас вызвали на саундчек. Одновременно с этим на поляну въехал тувинский духовой оркестр в конном варианте [19]. Оркестранты ехали на лошадях, внятно при этом играя марши. Перед этим они, музицируя, проехали по всему Чадану.

Пока «Женщина с Бородой» совместно с техниками под палящим солнцем воевала с коммутацией и звуком на городском стадионе, остальные участники Устуу-Хурээ отправились в шествие по улицам Чадана.

Жители по такому случаю надели праздничную одежду, участники и гости выстроились в карнавальную колонну с флагами и шумелками. Местные подошли к шествию особенно ответственно. Их костюмы выглядели просто убойно. Не знаю, где они берут такие ткани, но я давил цвета на всех снимках, они всё равно режут глаза. В колонне шли музыканты, слушатели, буддийские ламы и т.д. [20—28]
 

   

11. Карнавальные маски



12. Жюри во главе
с Юрием Наумовым (в центре)



13



14. Башкирская группа АРFЫМАК



15



16



17



18



19

 
 
20 

21 

22 
23 
 
Колонна появляется на городском стадионе. К шумелкам добавляются звуки настраивающейся ЖсБ.
 
24 

25 

26 
27 
 
 
Карнавальная колонна прошла по всему Чадану. А мы тем временем занимались настройкой звука. И мне есть что сказать по этому поводу. Большинство моих френдов — жители мегаполисов, и им трудно представить степень тувинской нищеты. Так вот, на этом фоне из Кызыла привезли аппарат. В хвалёной Новосибирской филармонии такого аппарата отродясь не бывало. Ну, разве что барабанное железо оставляло желать лучшего. Остальное — на высоком уровне. Отличный бэкстейдж, полный набор мониторных линий и т.д. Техники грамотные. Звукорежиссёр оказался новосибирцем, но мы были не знакомы. Саундчек продолжался часа три. Мы чуть не сдохли от жары.

Наконец, настало время официального открытия фестиваля и концерта хедлайнеров. Сначала на сцену поднялись буддийские ламы и монахи во главе с камбы-ламой (верховным ламой Тувы) Сульдумом Башкы. Ламы произнесли короткую речь, немного попели мантры и подарили Дулушу какую-то книгу [29].

Потом Дулуш сказал, что чаданцы будут жить в такой заднице, пока не восстановят храм Устуу-Хурээ, и призвал складывать пожертвования в ящик перед сценой.

Хотя концерт и был объявлен хедлайнерским, первой на сцену вышла сельская группа, названия которой я не запомнил. Среднестатистическая поселковая самодеятельность времён расцвета «Ласкового Мая». Играли ровно, но аранжировки — те самые. Думаю, организаторы просто хотели напоследок звук проверить. А может это их друзья какие, не знаю.

Горожане заполнили поле и трибуны стадиона, вокруг бегали тучи детворы.
 

   


28. ЖсБ проводит саундчек на большой сцене фестиваля



29
 

 
  Потом на сцену вышли первые из хедлайнеров — ансамбль «Чиргилчин». Вот эти реально круты! Большинство «экспортных» тувинцев играют адаптированную этнику, смешивая её с роком и электроникой. «Чиргилчин» не вылазит из гастролей по США, Канаде, России и т.д. исключительно с корневой музыкой. Насколько я понял, в команде четыре человека. Здесь они выступали втроём, что абсолютно не важно. Там каждый — офигенный солист. Скорее всего, они были лучшими в тот вечер (для меня). Раньше я их никогда не слышал. Только читал, как они играли для Путина и принца Монако.

Затем выступал GenDOS (Геннадий Чамзырын), один из самых востребованных тувинских музыкантов. Он потомственный шаман, кроме того, похож на канонические изображения Чингис-Хана. Два этих факта много значат для Центральной Азии. GenDOS здесь популярен. Его основное место работы — польские, чешские и прочие европейские клубы. Он шесть месяцев в году живёт в Польше, поэтому в местной тусовке его зовут «пан Гендос». На этом концерте он не стал использовать привычную электронику и рок, обошёлся вокалом и перкуссией. Сначала шаманил один, затем с группой поддержки. По-моему, было многовато стуков, шумов и прочего камлания и мало собственно музыки. Но я мог воспринимать неадекватно, поскольку следующими были мы.

Как раз на закате ведущий, коим был директор тувинской ГТРК, объявил «Женщину с Бородой», традиционно проехавшись по названию :) Мы не стали подыгрывать всеобщей этноидиллии и старательно вычеркнули из программы всё, что хоть как-то напоминало фолк. Сыграли жёсткий рок-н-ролльный сет. Не могу сказать про реакцию стадиона — они всех встречали доброжелательно, но некоторое удивление на лицах читалось. После сета Дулуш, выступавший следом, льстил не по-тувински. Он сказал, что после нас им будет выступать трудновато, и что он выпустит между нами чиновников с речами. Я ему, конечно, не поверил, но чиновники на сцене появились. Когда мы спускались со сцены, к Кириллу подошёл барабанщик Sun Ra Arkestra и попросил на выступление райд (кто не знает, это такая большая тарелка). Типа, это лучший в мире сабиановский райд. После такого леща Кирилл райд дал, но с условием, что тот нарисует на нём автограф. Craig Haynes написал маркером «keep swinging». Снимков нашего выступления нет, только Кирилл в кадр попал. Да, а закат со сцены выглядел впечатляюще!

После ЖсБ на сцену вышли тувинские герои, рок-группа «Амыр-Санаа» во главе с Александром Саржат-оолом. Аналогов по всенародному признанию у нас, в русскоязычной России, пожалуй, нет. Его часто называют «тувинским Высоцким». Общее у них — это популярность песен в народе и сильные тексты. В остальном — разница очевидна.
 

   

30. На сцене группа «Чиргилчин»



31. Геннадий Чамзырын (GenDOS)



32. Кирилл, ударник ЖсБ
 

 
  Саржат-оол отсидел в общей сложности 22 года. Группу «Амыр-Санаа» создал в колонии строгого режима в 1987 году. Подпольные записи из тюрьмы разошлись по всей Туве, их сейчас знает наизусть буквально каждый! При этом первый легальный концерт группы состоялся только в 2005 году.

Минималистский текстово-гитарный социальный бард-рок. Нет там никаких аранжировок и вокальных данных, простые мелодии, скромное исполнение. Ещё и слова непонятны (хотя, говорят, что они очень мощные и бескомпромиссные). Но энергетика вышибает из колеи напрочь. В этом есть самое главное. Хотите, называйте «искра божья», хотите — по-другому. Я не могу назвать вам плюсы, я просто могу сказать, что очень понравилось. Дулуш играл в этой группе на басу.

Наш гитарист Слава сказал, что «Амыр-Санаа» — это лучшее на фестивале. Потом рылся в интернете в поисках записей. Но записи эти не идут ни в какое сравнение с живым выступлением совместно с подпевающим стадионом.
 

   

33. Александр Саржат-оол,
группа «Амыр-Санаа»
 
  Следующим выступал Юрий Наумов. Его и так все слышали, про музыку писать не буду. Он прилетел прямо из Нью-Йорка, ему на контрасте, думаю, вообще крышу сдвинуло от местной реальности. Ну, он об этом и в интервью говорил.

Он давно научился дежурной американской улыбке. Выступал с удовольствием. И на малой сцене, и на большой. Кроме того дал несколько развёрнутых интервью. Но мне показалось, что его немного напрягала неформальная обстановка на поляне с постоянным общением.

Я слушал Наумова живьём несчётное количество раз, ничего нового он петь не собирался. Тут моя совесть чиста. В середине его сета я почувствовал, что ничего не ел уже более суток, и мы пошли за ворота стадиона.

Там вдоль забора расположилось несколько десятков палаток и столиков с семейной национальной кухней. Тувинки готовили пирожки всевозможных размеров, манты различной формы, мясо, бульоны с бараниной, потрохами, мягкие сыры и многое другое. Мы потом ходили туда несколько раз и обжирались до безобразия. Особенно бульоном с мясом.
 

   

34. Юрий Наумов
 
  Варят, не спуская кровь. Мяса в котле больше, чем воды. Причём, тебе наливают большую тарелку, кладут туда здоровенную лопатку. Если ты съел мясо, а бульон остался — тебе подкладывают куски, если наоборот — подливают бульон. Всё это в процессе еды и за те же деньги! Цены — более чем щадящие. Приглянувшаяся нам повариха с типажом «женщина-девочка» приглашала в гости на третий день феста, но у нас был отъезд намечен. Давно мы не ели таких натуральных и свежих продуктов. Это вам не наша накачанная водой говядина сомнительного происхождения. В Туве многое более настоящее, чем у нас. Еда в том числе.

Местные зеваки при этом спокойно бродили вдоль столов и смотрели, как русские едят. Я только в Японии видел, как, не стесняясь, стоят и смотрят в тарелку и в рот жующему человеку. Здесь было нечто подобное.

Посмотрите завитушки на меню [35]. Красота — великая сила :))) Мы там были едой заняты, снимать забывали.
 

   

35. Меню
 
  Потом выступал Альберт Кувезин. Я помню ещё первый состав группы «Ят-Ха», потом слушал эксперименты с британскими электронщиками, потом как-то потерял их. Сейчас, должен сказать, понравилось больше.

Кувезин как-то говорил в интервью, что его внутри Тувы долго не принимали. И фамилия у него не тувинская, и сам наполовину хакас, и жена не тувинка, и тувинский язык у него слабоват. Но теперь он Заслуженный Артист республики и одна из главных экспортных музыкальных сил. На его счету награда BBC Radio «Лучший исполнитель Азиатско-Тихоокеанского региона в жанре World Music» и прочие престижные призы. Не скажу, что сильно впечатлило его выступление, но и не обломало. Конечно, его уходы вниз к инфразвуку уникальны.
 

   

36. Альберт Кувезин
 
 
37 

38 

39 
40 
 
 
Утром второго конкурсного дня мы в числе многих других участников фестиваля погуляли вокруг развалин храма [37] по зарослям конопли, купили какие-то сувениры, повязали ленты у субургана, потом погрузились в автобусы и вернулись на фестивальную поляну. Искупались в чистейшей реке, пообедали в тувинской палатке, потом валялись на траве и слушали конкурсную программу.

На фестивальной поляне я первым делом дал интервью тувинскому ТВ. Потом интервью давал Наумов. А народ развлекался, как мог, под нескончаемые песни. Какие-то энтузиасты собрали окрестную ребятню для совместных игр. Играли они очень долго и вдохновенно [38]. Меня вот это всегда восхищает, я с детьми долго возиться не могу. Второй день был отмечен новыми географическими представительствами. Приехали корейцы, японцы и пр. [40]. Было весело и при этом как-то спокойно. Фестивальная суета — она здесь сильно отличается от привычной по другим фестивалям.

А вот этот человек без аккомпанимента порвал меня на части и разбросал по поляне, после чего мне пришлось долго собираться в кучу [41]. Не запомнил его имени6, к сожалению. Единственный исполнитель на фестивале, к которому мне захотелось подойти и сказать всё, что я о нём думаю. Он из Монгун-Тайги, отдалённого горного района на границе Монголии и Алтая. «Корневая этника» — это не те слова. Это был первобытный драйв. Не искусство-мастерство, а искусство-жизнь. Когда я с ним разговаривал, его земляки активно поддерживали беседу. Один из них позже выдал со сцены почти то же самое, но немного потерялся в тени первого.

Ещё один потрясающий персонаж часами развлекал народ сказками и разными прибаутками и скороговорками при помощи маленьких глиняных кукол, надетых на пальцы. Удивительный сказочник-кукольник [42].

Также выступал серб с рок-гитарой, бурятская рок-группа Uragsha [43] и многие другие. Под занавес дневного концерта дуэт американца с роуд-гитарой и юного тувинского баяниста просто порвали местную публику, исполнив, видимо, очень известную народную песню [44]. Во всяком случае, местные подпевали все поголовно.

Вечером опять был концерт на стадионе. На этот раз выступали лучшие конкурсанты дневных концертов. Мы их всех уже слышали, но на большой сцене с хорошим аппаратом многие раскрылись ярче.

Рано утром мы выехали домой, в Новосибирск. На фестивале был ещё третий день с гала-концертом, были поездки к знаковым местам, но это всё уже без нас.


1 Хедлайнер (англ. headliner) — главная звезда концерта или фестиваля, самый популярный исполнитель в шоу.
2 Джем, джем-сешн (англ. jam session) — свободное совместное музицирование с незнакомыми прежде музыкантами для обмена идеями или соревнования друг с другом в исполнительском мастерстве и искусстве импровизации.
3 Опен-эйр (англ. open-air) — концерт или фестиваль на открытом воздухе, чаще всего летом на природе.
4 Вакса — алкоголь (жарг.).
5 Перкуссия (англ. percussion) — ударные инструменты. [Примечания автора]
6 Наш читатель Victoria в январском (2012) комментарии к настоящему очерку сообщил, что это был Алдын-оол Севек, мастер стиля горлового пения каргыраа, участник группы «Ят-Ха» в конце 1990-х годов (см. альбом «Aldyn-dashka»). [Примечание редакции]

Комментарии


 
   


41



42



43. Бурятская группа Uragsha



44



45


 

 
Буквица №4, 2010 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 Галерея:   I...VIII Поле поэзии

Rambler's Top100