Буквица #3, 2010 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I (II—IX)  X (XI—XX) Стихи наших авторов
 

 
    Игорь Голый

«распушила хвост муза...»
напиши
чёрная метка любви
лунный танец
тихо, папа готовится бриться
в тумане
властелин колец
мураками точка

 

 
  В результате некоего недоразумения автор конкретно родился в 1969 году в Н.Новгороде, но является, по сути, лицом вымышленным. Данное ему при рождении имя с успехом дополняет придуманным школьными друзьями прозвищем. С 1996 года с трудом находит себя и окружающую действительность в единственном, по его мнению, городе нереально ближневосточной страны. Кроме того, позиционирует себя человеком женатым, отцом двух-трёх разновозрастных детей. Ничего более вразумительного сказать о себе не может, отчего мучается сам и мучает других.     ***

распушила хвост муза,
затрещал строкой пылко,
подтянул к спине пузо,
проглотил пяток вилок.
выводил в мечтах странно —
шишкинской сосной, елью,
непростой такой, главной,
или, проще говоря, корабельной.
слишком быстро пелена спала,
не успело наступить лето.
и чернеют вместо рей шпалы,
мировые костыли для поэта.

06.05.09

 

 
        напиши

и затянешь не бог весть
что, ни пусто ни свято,
ежедневную повесть
в душнобризе закатном,
в щелях-жалюзях света
закачаешься клином,
каждострочье куплета
пропоёшь журавлино,
замолчишь, не услыша
отвернёшься устало
вдоль домов серокрыших
к белопенным причалам,
пепел медленно тлеет,
осыпаясь привычкой,
лодки парусовеют,
и гудят электрички.

31.07.09

 

 
        чёрная метка любви

чёрной меткой
раз
и навсегда
руки стылые
любовью
обожгла
вспыхнув искрами
замкнулись провода
беспардонно
безусловно
да
отмахнуться
пробовал
шутя
зарекался
линию чертя
зашивался
задыхался
зря
третий слева
на обложке
я
перевёрнут
нежить
не весна
ночью снова
не дойдёт до сна
за окном
мерещится стена
к чёрту страхи
посылаю
на
мало слов
движения просты
оставляю
белоснежными
листы
телеграфом
банки и мосты
рядом дышишь
неземная
ты

24.04.08

 

 
        лунный танец

мы встретимся на этой стороне
коротким зуммером мобильных телефонов
стыковкою космических паромов
немым разоблачением во сне
пересечением невидимых орбит
за чашкой кофе на закате мураками
где время покрасневшими глазами
за нами так внимательно следит
и памятью покинутых систем
хватает за душу в нелепом притяженьи
продолжить по инерции движенье
наполненных виною тел
что остаётся с этой стороны
чем наше расставанье прорастает
небесный бармен что нам нагадает
на гуще перевёрнутой луны

19.02.08

 

 
        тихо, папа готовится бриться

...широкая железная осока перерезала воды его жизни...

Забрёл ко мне однажды пчеловод.
А, может, это смерть косу забыла.
С тех пор всё лезет в душу без кадила
И не уходит.
Уж который год
Худого мира толстые кишки
Как пуповина стягивают шею,
Сопротивляюсь, словно бы умею,
И криком в окнах бью
Цветочные горшки.
Притом,
Что мы давно на «ты»
Сливаемся в нелепом брудершафте,
Есть что-то вечное
В таком брутальном акте
Всепоглощающей вины и суеты.
В согласии киваю головой,
Промытой изначальным хэппи-эндом,
На все законы по раскрутке брендов
Готов ответить ролевой игрой.
Любовно ненависти лезвие точу,
Которым пожелал освободиться.
Но тише, дети.
Снова буду бриться.
Я, собственно, от этого
Торчу.

25.03.08

 

 
        в тумане

Скоро станет природа проще,
сбросит наземь фиговый лист,
в стойле белом тумана лошадь
позовёт, ты повалишься вниз.
Спросит, кто ты, беззвучный некто,
не уйти, не свернуться в клубок,
не набрать можжевеловых веток,
не смотреть, как струится дымок.

19.08.09

 

 
        властелин колец

Расходятся кругами по воде
Стремленья наши, встречи и разлуки.
Уже не помнишь, что бросал и где,
Слова истлели,
Онемели руки.
Глаза прищурив, хочешь разглядеть,
Прибьёт ли к берегу случайною волною,
И сколько уготовано хотеть
До полного забвения
Судьбою.
Кольцом замкнулся уходящий день,
Рождая нового кольца начало.
Кому-то камешки швырять не лень.
Кидай и ты.
Пока не задолбало.

20.12.07

 

 
        мураками точка

...стрелял в себя, а попал в нобелевского лауреата...

В этом городе будет всегда натуральным портвейн.
Здесь по-прежнему шорох весны и прохладное утро.
Пропаданием точным отмечены в нём поминутно
Наши танцы на грани и ужас паденья за ней.

Вечным фоном — движение ролика новой волны,
Тенью девушки лет двадцати образца девяностых,
Что ещё улыбается нам доверительно просто,
А подошвы давно метафизикой жизни полны.

По-дурацки, наверно, но смысла не будем искать —
Стоит только задуматься, сразу же с ритма собьёшься.
Как пейзаж заоконный, к рассудку уже не вернёшься.
Остановятся ноги — усталость накатит опять.

Пересчитывать станешь в истерике стадо овец,
Словно музыки цель — обязательно недосчитаться.
Dance, dance, dance, мой day tripper,
нам, видимо, нужно стараться,
Раз билет лишь в один, но ещё непонятный конец.

и снова тридцатое мая

Комментарии

 

 
Буквица #3, 2010 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I (II—IX)  X (XI—XX) Стихи наших авторов

Rambler's Top100