Буквица №5, 2009 Страницы:   2  3  4  5  6  7  8 Галерея:   II  III  IV  V  VI  VII  VIII  IX III Парнасские игры


Время проведения Игр:
сентябрь—ноябрь 2009г.
Количество номинаций: 7
Общее количество участников: 164
Общее количество
заявленных стихотворений: 295
Жюри:
редколлегия, авторы журнала


 

    Номинация №7
«Поэзия»

Количество заявок: 34     Количество работ в финале: 17

Е.Неволина. Поэтесса
Л.Чернякова. О птичках
Л.Гайдукова. Черубина
В.Бойку. Спокойно подбираются слова...
Л.Бурель. Блуждающая кожура
А.Березин. Раскаты палиндрома

 

 
 

Елизавета Неволина


 
   
Поэтесса

...До пояса грива медная,
Суровых очей приговор,
Замеченная, заметная...
Полвека прошло с тех пор.

Была прокажённой, проклятой,
Забытой (сие страшней),
Но даже страданье впрок тебе,
Как сумраку — цепь огней.

По странной извечной логике
С морщинистого лица
Смотрели глаза молоденькой —
Красавицы до венца...

И, странной пленясь мелодикой,
Дарили ей небеса
Стихи озорной, молоденькой
Красавицы до венца...

Наклонным и острым почерком
Набрасывала штрихи,
Побегами или почками
Выстреливала стихи...

Без юношеского пафоса,
Нервозной тоски хмельной —
Тугим устремленьем паруса,
Упругой морской волной...

Была — легкокрылой истиной
И далью чужих веков,
И вот — легион завистников,
Плеяда учеников,

Очки, седина, рассеянность,
Поломанный карандаш...
По паспорту — чуть за семьдесят.
В стихах — тридцати не дашь...

Комментарии
 

 
 

Лия Чернякова


 
   
О птичках

«Что ж вы раскаркались? Я же велел щебетать»
И. Жук

О птичках сквозь оптический прицел
Поговорим, дружок, покуда цел,
И мал. И ценен не золотником,
А правды неразменным языком,
Которым и захочешь — не смолчишь.
Пощебечи, прощебечи, мой чиж.
Чтоб после вкось по снежному листу
Впечатать точной клинописью ту,
Последнюю, верней добра и зла,
Свободу перебитого крыла.
О птичках, на арктическом ветру,
Пока есть силы, прошепчи, мой друг.

Комментарии
 

 
 

Людмила Гайдукова


 
   
Черубина

Не спится. Ночь. В окно стучатся тени
С испанскими горячими глазами.
Мой друг — лукавый, светлокудрый гений,
Смотрите, что мы натворили с вами!

Она глядит с прозреньем и упрёком,
Трепещут чёрных локонов извивы.
А в отраженье петербуржских стёкол -
Горда и пряна — бьётся гроздь оливы.

Мятежная, в экстазе вдохновенья
Она моею нежностью томима.
И рвётся сердце, полное смятенья,
А губы шепчут имя Черубины.

Так страшно, Макс! Ведь мы за всё в ответе!
И пусть она со мной неразделима,
Довольно лжи! Пусты насмешки света
Пред совести судом неумолимым!

Комментарии
 

 
 

Владислав Бойку


 
   
Спокойно подбираются слова...

Не «голоса», но Голос
Естества —
Единственный Исток
Стихотворений.
Из опыта, предчувствий,
Озарений
Спокойно подбираются
Слова...

Не «томным сладким шёпотом
Извне»,
Но Изнутри — из самой
Сердцевины —
Животворящей песней
Соловьиной,
Рождённой в глубочайшей
Тишине...
Комментарии
 

 
 

Любовь Бурель


 
   
Блуждающая кожура

Созревший год поджарим на огне,
приправим мягкой пряностью сонета:
в нем соль и йод, китайских яблок лето,
и запах в камень въевшихся теней.

И, память успокоив дозой слёз,
на тонкой кожуре скользим невольно.
Паденье. Подниматься стыдно больно.
С базара провезли дровишек воз.

А следом пронесли охапку роз.
Повис никем не заданный вопрос,
который, как репей в собаку, впился:

зачем же эти улицы узки,
извилисты? Вязал я узелки,
но, всё равно, досадно заблудился.

Комментарии
 

 
 

Алексей Березин


 
   
Раскаты палиндрома

«Я в лесу глухом, дремучем слов
Наугад бреду...«
Юрий Шестопалов

Глухим, дремучим лесом слов бреду я снова.
И по лицу нещадно хлещут междометья...
Опять споткнулся о торчащий корень слова,
Когда трёхстопный ямб хотел преодолеть я.

Вокруг — сплошное буриме, крадусь я в страхе
Навеки сгинуть в дебрях членов предложений.
Вот поскользнулся я на куче амфибрахий
Упал, отбив себе одно из дополнений.

И снова — топь непроходимых аллегорий,
Шипенье септим ядовитых под ногами.
А клёкот дактилей, центонов крику вторя,
Смешался с карканьем ироний в адской гамме.

И, продираясь сквозь завалы подлежащих,
Я в свой дневник занёс единственную запись —
Какой рефрен меня завёл в такую чащу,
Где враз свернёшь себе эпитет и анапест.

Но наконец-то попадаются всё реже
Гнилые хокку и колючие рубаи.
И меж предлогов белый стих, маня, забрезжил...
Но слишком близко слышен вой глаголчей стаи.

И прежде, чем в бою неравном смолкнет лира,
Я, стиснув суффиксы, от ярости зверея,
Из триолета сорок пятого верлибра
Шмальну дуплетом в их поганые хореи.

 

 
Буквица №5, 2009 Страницы:   2  3  4  5  6  7  8 Галерея:   II  III  IV  V  VI  VII  VIII  IX III Парнасские игры

Rambler's Top100