Буквица #4, 2009 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I...  X... Стихи наших авторов
 


 
    Галина Давыдова (Argentum)

стихотерапия — Письма из-под колёс
Сотворение мира
Констатация
«Так случается...»
триоль
так положено льдинки

 

 
  Родилась 3 августа 1977 года в Москве, жила попеременно то в Москве, то в Харькове (где закончила Государственную Академию Культуры, факультет библиографии). Сейчас снова в Москве. Замужем, имею замечательного сына, которому скоро исполнится два года. В данный момент работаю частным консультантом-астропсихологом и литературным редактором. Счастлива. Большую часть времени выгляжу как на этом фото.



Сайт автора >>>

    стихотерапия — Письма из-под колёс

1.

Бодро пророчила, только вот не сбылось,
не заплелось в серебристую косу дней
розовой лентой. Декабрь безголос. Спалось
мало и гулко как в тамбуре. Всё сильней

вера в великого Бога колёс и спиц.
Пью валидол. Довязала длиннющий шарф,
серый как совесть. Прохладно. Собака спит.
Пахнет лавандой и лотосом, и решать,

что будет завтра, не нужно — теперь на «л»
разве что запахи, — всё, что летит с небес,
слишком похоже на пепел: а свет не бел —
как-то украдкой расклинившись, вышел весь:

2.

Если не слушать — то вроде и не стучит.
Если не ныть — то, наверно, пройдёт само:
Двойка Пентаклей. Четверка Мечей. Мечись
в проруби предновогодья, пиши письмо

строчку за строчкой — неясно, кому, куда,
бейся в истерике, стынь, зарывайся в ил
сна номер шесть — потому что пришла вода
и потому что единственный, кто забыл,

как тебя звать не по имени, был иным,
был тебе больше чем явью. Рисуй нули
вместо восьмерок. Кури. Выпуская дым,
думай о средневековье. Рифмуй «сожгли»

с «где-то вдали»: Ты ведь знаешь — чем дальше даль,
тем она ярче и тем веселей звучит
память о дне, что в кусочке сухого льда
спрятан под сердцем. Храни его там. Молчи.

 

 
        Сотворение мира

А ночь прошла. И день прошёл. И день
был светел:
да, любимый, он был светел,
как след того, кто ходит по воде,
не намочив сандалий.
Кто-то третий —
быть может, Дух,
а, может, отзвук слов
Твоих весь день звучал во мне, и память
звенела колокольчиком:
«светло,
светло,
светло:»
Пустяк, что между нами —
четыре мира,
сорок сороков
сердец и душ — я всё же научилась
дышать тобой — бездумно и легко:
Все грозы позади,
и нет причины
не верить в чудо.
Встреча до сих пор
не состоялась, но Вселенский Дворник,
пошагово исследующий двор
моей бессонной нежности, покорно
сметает снег с тропинок:
Видишь, как
всё просто, если быть:
собой всего лишь:
Я к небу и земле в Твоих руках,
добавлю солнце:
:если Ты позволишь:

 

 
        Констатация

Счастье — враг перемен, и поэтому нам не дано
Прикоснуться к нему даже краем крыла. Констатируй
Отреченье от чувства вины перед сонной квартирой,
Собирайся с мечтами и — в настежь слепое окно —

Улетай. Нам опять по пути. По пути на восток
Можно встретить десятки и сотни таких же скитальцев,
Облаченных в дурацкие перья. А хочешь — останься.
Всё равно всё условно, а значит — всё снова не то,

Не такое, не с теми. Закат, как дрожащий зрачок
Зажигалки мигнет и погаснет, боясь твоей тени
На шершавой стене: Мы свободны от хитросплетений
Географии этих окраин. И Бог ни при чём —

Он всего лишь нелепое следствие вечных обид
Друг на друга и на: невозможность прощения, что ли:
Наши крылья — еще один способ не чувствовать боли
Городов, от которых бездомные души знобит:

 

 
        ***

Так случается. Раз в пол-жизни, но так бывает, —
Ты лежишь и боишься услышать, как, громыхая,
Падает снег —
Не летит,
не кружит,
не стелется — в интервале
От полуночи до шести — оглушительно падает в тишине.
В тишине.
Тишиной заполняя тяжесть трахей и усталость лёгких,
Тишину принося туда, где уснули больные сны,
Где ни тени сомнения — слишком ясны намёки
Этой страшной, слепой, не моргающей тишины.
Этой,
э_т_о_й,
в которой НЕКОМУ. Бога ради,
Отмените молчание,
ну, объявите же ей войну,
Прозвучите хоть как-нибудь —
пусть даже так —
«В Багдаде
Все спокойно. Тук-тук!»
только ВЫ-КЛЮ-ЧИ-ТЕ — ТИ-ШИ-НУ!

 

 
        триоль

:и мне опять покажется, что ты
был первой нотой всех моих мелодий:

***

Затакт. Застыть на 'три-четыре' (так
здесь замирают пальцы дирижёра
и — с тоники — взлетают квинтой — «раз!» —
бесшумно отрезая синий пласт

звенящей тишины.) Закат. Затакт.
Закрой глаза — мне страшно в их озёрах
не захлебнуться: тише: до утра
молчи во все слова, слова — балласт.

Взмывать и падать:

***

Бетховен знал сонаты наших снов
за сотни лет до нас: лицом к рассвету
лица не разглядеть, но в темноте
так просто различить твои черты.

На ощупь: ближе: лунное панно
дрожит и, рассыпаясь на кометы,
смеётся в окна безупречных тем
для новых текстов. Ночь. Бетховен. Ты.

***

Рассвет. Allegro moderato солнца —
как поцелуй в ключицу: голоса
забытых на ночь слов об отреченьи
от горестных бемолей. Я смогу

остаться здесь — и Моцарту придётся
принять противоядие. Ты сам
хотел бы жить так долго? На качелях
рассвета — стоны: Моцарт наших губ.

 

 
        так положено льдинки

А потом мы привыкнем не плакать и не привыкать
к невесомой прозрачности крыльев из ветра и радуг —
ну, октябрь и октябрь: листопады. Дожди. Облака.
Так положено. Сны. Поезда. Полоса автострады.

Ни страданий, ни страха. И то, что когда-то был март
нам покажется глупою сказкой из старенькой книжки.
«Жили-были»: «конец». И поселятся в наших домах
одинокие шорохи писем, и станет не лишним

странный третий — недобрый ноябрь: И наступит зима.
Ты совсем не состаришься — только немного остынешь,
я почти не умру — просто некому станет ломать
эту наледь на сердце: Рассветы в звенящей пустыне

будут очень красивыми. «Вечность». Ты помнишь ли — Кай
собирал это слово из льдинок — и плакала Герда:
Ничего, мы сумеем не быть. Не грусти. Привыкай.
Мы ведь знали об этом и раньше: из сказок. Наверно,

так положено:

Комментарии

 

 
Буквица #4, 2009 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   I...  X... Стихи наших авторов

Rambler's Top100