Буквица #1, 2009 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 Галерея:   II  III  IV  V  VI  VII Школа
 
Поэтический
словарь
Квятковского
Твёрдые формы стиха


 
   
Другие статьи словаря
в журнале >>>
 
  ТВЁРДЫЕ ФОРМЫ СТИХА — условный термин, установившийся за такими стихотворениями строфической формы, как сонет, рондо, триолет, секстина большая и пр.


ТРИОЛЕ́Т (франц. triolet, от итал. trio — трое) — строфическая восьмистишная форма поэзии, где первое двустишие повторяется в конце строфы и, кроме того, четвёртый стих есть точное воспроизведение первого стиха; таким образом, текст первой строки трижды фигурирует в стихотворении. Принято считать, что триолет — самая ограниченная форма стиха среди всех других твёрдых форм (сонет, рондо, ритурнель и др.) и что он является преимущественно развлекательной, игровой формой поэзии. В России первые триолеты появились у А.Буниной (писательница начала 19 в.) и Н.Карамзина; затем в течение почти столетия триолет не фигурировал в русской литературе. И только в 20 в. в России стали появляться триолеты среди стихотворений К.Фофанова, К.Бальмонта, Ф.Сологуба, В.Брюсова, И.Северянина и особенно И.Рукавишникова.

Пример триолета:
 

   


Николай Михайлович Карамзин
(1766—1826)
 
 
 
Твой лик загадочный и нежный
Как отраженье в глубине,
Склонился медленно ко мне.
Твой лик загадочный и нежный
Возник в моем тревожном сне.
Встречаю призрак неизбежный:
Твой лик, загадочный и нежный,
Как отраженье в глубине.

(В. Брюсов)

Ты промелькнула, как виденье,
О, юность быстрая моя,
Одно сплошное заблужденье!
Ты промелькнула, как виденье,
И мне осталось сожаленье,
И поздней мудрости змея.
Ты промелькнула, как виденье,
О, юность быстрая моя.

(К. Бальмонт)

 
   


Константин Дмитриевич Бальмонт
(1867—1942)
 
 
  В советское время армянский поэт Наири Зарьян написал стихотворение "Двадцати шести комиссарам", выдержанное в триолетах, и эта старая форма поэзии ожила под влиянием нового содержания; вот отрывок из этого стихотворения:

Они в пустыне полегли,
Вдали от гор и сел родных,
За Каспием в песках глухих.
Они в пустыне полегли,
Без друга, средь чужой земли.
Палач не слышал стонов их!
Они в пустыне полегли,
Вдали от гор и сел родных.

Возмездия настанет миг,
И наша пуля цель найдёт —
Палач, настигнутый, падёт.
Возмездия настанет миг!
Тот спор суровый не утих,
В нас гнев негаснущий живёт.
Возмездия настанет миг,
И наша пуля цель найдёт.

(Пер. Музы Павловой)


 
   

 



Наири Зарьян
(1900/01—1969)
 
  РОНДО́ (франц. rondeau, от rond — круг) — французская форма небольшого стихотворения с двумя рифмами, трех типов: 1) восьми­строчное рондо, первая и вторая строки повторяются в конце рондо и первый стих — в четвертой строке; 2) тринадцатистрочное рондо, начальные слова первой строки входят в девятую и тринадцатую строки и 3) пятнадцатистрочное рондо, начальные слова первого стиха повторяются в девятой и в заключительной строках. Пример третьей формы рондо:

      В начале лета, юностью одета,
      Земля не ждет весеннего привета,
      Не бережет погожих, тёплых дней,
      Но, расточительная, все пышней
      Она цветет, лобзанием согрета.

      И ей не страшно, что далёко где-то
      Конец таится радостных лучей,
      И что не даром плакал соловей
      В начале лета.

      Не так осенней нежности примета:
      Как набожный скупец, улыбки света
      Она сбирает жадно, перед ней
      Не долог путь до комнатных огней,
      И не найти вернейшего обета
      В начале лета.

(М.Кузмин)

Реже встречается четвертый тип сложного, т. н. совершенного рондо в 25 строк с двумя рифмами.

 

   


Михаил Алексеевич Кузмин
(1872—1936)




 

 
  СЕКСТИ́НА (позднелат. sextina), или сестина (итал. sestina) (оба от лат. sex — шесть), — сложная, шестистишная строфа, состоящая из четверостишия и двустишия, с разной системой рифм. Стихотворный размер секстины — чаще пятистопный или шестистопный ямб. В провансальской, а затем и в общеевропейской лирике известна большая или сложная секстина — особая форма стихотворения из шести строф, в каждой из них по шести строк. Рифмовка такой секстины представляет ту особенность, что всё 36-строчное стихотворение имеет только две рифмы; слова-рифмы первой строфы являются рифмами и для остальных пяти строф, но в ином порядке, строго определенном (см. ниже). Последнее слово-рифма строфы заканчивает и первый стих следующей строфы. Иногда первый стих секстины, кроме рифмуемого слова, в измененном виде проходит по всему стихотворению, занимая вторую строку второй строфы, третью строку третьей строфы, четвертую строку четвертой строфы и т.д. и заключая собой всю секстину в шестой строфе. В русской литературе большие секстины писали Л.Мей, В.Брюсов ("Отречение"), М.Кузмин, И.Северянин. Вот прекрасная секстина Л.Мея:

Опять, опять звучит в душе моей унылой
Знакомый голосок, и девственная тень
Опять передо мной с неотразимой силой
Из мрака прошлого встает, как ясный день;
Но тщетно памятью ты вызван, призрак милый!
Я устарел: и жить, и чувствовать мне лень.

Давно с моей душой сроднилась эта лень,
Как ветер с осенью угрюмой и унылой.
Как взгляд влюблённого с приветным взглядом милой,
Как с бором вековым таинственная тень:
Она гнетёт меня и каждый божий день
Овладевает мной все с новой, новой силой,

Порою сердце вдруг забьется прежней силой;
Порой спадут с души могильный сон и лень;
Сквозь ночи вечные проглянет светлый день;
Я оживу на миг и песнею унылой
Стараюсь разогнать докучливую тень,
Но краток этот миг, нечаянный и милый...

Куда сокрылись вы, дни молодости милой,
Когда кипела жизнь неукротимой силой,
Когда печаль и грусть скользили, словно тень,
По сердцу юному, и тягостная лень
Еще не гнездилась в душе моей унылой,
И новым красным днем сменялся красный день?

Увы!.. Прошел и он, тот незабвенный день,
День расставания с былою жизнью милой...
По морю жизни я, усталый и унылый,
Плыву... меня волна неведомою силой
Несет — бог весть куда, а только плыть мне лень,
И все вокруг меня — густая мгла и тень.

Зачем же, разогнав привычную мне тень,
Сквозь ночи вечные проглянул вечный день?
Зачем, когда и жить и чувствовать мне лень,
Опять передо мной явился призрак милый
И голосок его с неотразимой силой
Опять, опять звучит в душе моей унылой?
 
   


Игорь Северянин
(1887—1941)





Лев Александрович Мей
(1822—1862)

 
  В.Инбер написала малой секстиной две поэмы — "Путевой дневник" и "Пулковский меридиан" (пятистопный ямб) с системой рифм abbacc и ababcc:

      1

      Прекрасна кутаисская зима,
      Прекрасна тем, что нет ее в природе.
      Какой январь, друзья мои! Мы бродим
      По улицам. Мы смотрим на дома.
      Раскрыты окна. Иволга поет;
      Она не улетает круглый год.
      ...................

      3

      И сбросивши всю меховую снасть,
      Открытыми руками, без перчаток,
      Жестикулируем, как в детстве, всласть.
      Вот кукурузный золотой початок
      В окне. Редис. Готовая для пира
      Баранина. И вертел, как рапира.

("Путевой дневник")

Иногда встречаются малые секстины в форме четырехстопного ямба; вот пример с рифмовкой по схеме aabccb:

      Опять незримые усилья,
      Опять невидимые крылья
      Приносят северу тепло;
      Все ярче, ярче дни за днями,
      Уж солнце чёрными кругами
      В лесу деревья обвело.

(А.Фет)

Рифмовка по схеме abcabc:

      Ещё звучит в тебе, природа,
      Широколиственное слово
      Зелёных девственных лесов,
      Еще в лазури небосвода
      Сияют первозданно ново
      Гряды летучих облаков.

(П.Радимов)

Реже пишутся секстины трехдольными размерами. Классический образец такой секстины имеется у А.Пушкина (рифмовка по схеме abbacc):

      Кавказ подо мною. Один в вышине
      Стою над снегами у края стремнины:
      Орел, с отдалённой поднявшись вершины,
      Парит неподвижно со мной наравне.
      Отселе я вишу потоков рожденье
      И первое грозных обвалов движенье.

Или в форме хорея с рифмовкой aabccb:

      Рифма — звучная подруга
      Вдохновенного досуга,
      Вдохновенного труда,
      Ты умолкла, онемела,
      Ах, ужель ты отлетела,
      Изменила навсегда?

(А.Пушкин)

Ср. Тернарная рифма и Ронсарова строфа.

 

   


Вера Михайловна Инбер
(1890—1972)




Афанасий Афанасьевич Фет
(1820—1892)




Павел Александрович Радимов
(1887—1967)




Александр Сергеевич Пушкин
(1799—1837)


 
 
  РИТУРНЕ́ЛЬ, или риторне́ль (франц. ritournelle, от итал. ritornello — припев), — трёхстрочная строфа в итальянской, а затем во французской поэзии. Стихотворный размер ритурнели — свободный, по выбору поэта; рифмуются между собой первая и третья строки, средний стих строфы остается без рифмы (холостым). В русской поэзии ритурнель, как форма стиха, не привилась; отдельные опыты ритурнели можно встретить у поэтов-символистов, в частности у В.Брюсова, который в своих "Опытах" писал, что в ритурнели "два стиха более длинных развивают мысль первого, более короткого". Вот эта ритурнель Брюсова ("Три символа"):

      Серо
      Море в тумане, и реет в нем рея ли, крест ли;
      Лодка уходит, которой я ждал с такой верой!

      Прежде
      К счастью так думал уплыть я. Но подняли якорь
      Раньше, меня покидая... Нет места надежде!

      Кровью
      Хлынет закат, глянет солнце, как алое сердце:
      Жить мне в пустыне — умершей любовью!


 

   


Валерий Яковлевич Брюсов
(1873—1924)
 
 
Тексты статей воспроизводятся по электронному изданию "Поэтический словарь Квятковского". Участники проекта Фундаментальная электронная библиотека "Русская литература и фольклор" (ФЭБ) не возражают против републикации любых материалов ФЭБ как в электронной, так и в печатной форме.
 
 
Буквица #1, 2009 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 Галерея:   II  III  IV  V  VI  VII Школа

Rambler's Top100