Буквица № 4, 2008 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   II  III  IV  V  VI  VII  VIII  IX Стихи наших авторов
 


 
    Чёрный Георг

В стакане летнего рассвета...
А я не знал...
Стомильный сонет
Сияние
Обыкновенное чудо
На берегу воздушного океана

 

 
  Пускай Куранты и Big Ben по мне — пробили,
Но, водрузив меня на пьедестал, —
Не позабудьте: даже крошку-гамадрила
Я мадригалам всем предпочитал.
    В стакане летнего рассвета...

В стакане летнего рассвета
Желток сварившегося солнца...
И ты сидишь — в короткой майке,
И я — на двадцать лет моложе.
Мы можем — вдаль нестись, за ветром,
Смешаться в доме у Облонских, —
И не висеть полночи в Скайпе,
Пока не зеленеет кожа.
Как больно, милая, как странно —
Расслаиваться на фрагменты
Давно забытых слов и звуков,
Прикосновений тёплых пальцев...

Когда живёшь — в различных странах,
Ешь тьму растительных ферментов, —
Какая может быть "разлука"?!
Пониже опусти забральце, —
(Кольчужка больше не налезет
На располневшие бочины) —
Зато мечей — с излишком хватит —
Десертных, рыбных и для сыра...

Все, кто из грязи вылез в князи —
По бессознательным причинам, —
Ждут, как анчоусы в салате,
В своих трёхкомнатных квартирах,
Когда распустится — бутоном —
Рассвета лилия-ароид,
И потекут людские лица —
Потоком вредных насекомых...

Прозрачный серп луны утонет
За лепестками новостроек...
А гром и дальние зарницы
Не потревожат — невесомость,
В которой мы парим, качаясь,
В лагуне сбившейся кровати,
И половинки круассона
Жуём, — взлохмачены, раздеты,
Порой — без кофе и без чая... —
Ведь счастья — всем на свете хватит —
В желтке сварившегося солнца
В стакане летнего рассвета.

 

 
 

Чёрный Георг. Сочинения.
Minerva Press, 315-317 Regent Street,
London W1R 7YB, England

    А я не знал...

Представь себе: какой-то глупый ангел
Недоглядел, —
Смешав с другой, что тоже носит "Wrangler", —
Издалека.
Я мог бы дать урок, как это делать, —
(Но не в прицел), —
Как различать твои изгибы тела
Сквозь облака...

А я не знал, что ты умеешь — в спину
Вот так, легко.
Мои следы до вечера остынут...
Взойдёт луна.
И по траве, от чьих-то взглядов пыльной,
Ты — босиком —
Уйдёшь — туда, где лучше и обильней...
Уйдёшь одна.

 

 
 

Чёрный Георг. Собрание стихотворений.
М.: "Радуга", 2008.

    Стомильный сонет

Зелёные огни "кошачьих глаз",
Летящая навстречу полоса...
Мой дальний свет помедлил — и погас,
Успев на небе росчерк написать.

Рубины хвостовых огней сейчас
Мне кажутся плывущими назад...
Я догоняю их — в который раз,
И двигатель мой — сонная оса...

А информационные щиты
Напомнят мне, мотающему срок,
Что должен благодарным быть — судьбе —

За ночи, автобаны и мосты...
И за бинты оборванных дорог,
Что не ведут — ни к сердцу, ни к тебе.

 

 
 

Чёрный Георг.
О драконах ни слова.
Calder Publications Ltd, London House,
243-253 Lower Mortlake Road, Richmond,
Surrey TW9 2LL, United Kingdom

    Сияние

When they said I'd never make it
I found strength from within
'Cause it is there if you seek it
So you can get it if you really want so
(Aswad, "Shine")

А ты сияй, —
Сияй, как звезда,
Проливая свой свет на ночной горизонт...
Ты просто полыхай, зачем — неизвестно, —
Вдали от временных и пространственных зон.

Там, где исчезают все следы,
Ты восходишь — один, когда нет надежды...
В эпицентре пучин —
Готовишь рассветы,
И то, что "за гранью", — становится "между".

Чувствуй — возгоранье изнутри.
Даже если ты знаешь: вокруг — ни души.
Даже если глаза
И мозги запудрит
Нисходящий поток с церебральных вершин.

В этом хронотопе жить нельзя.
Но ведь ты в нём живёшь, сам того не зная.
Сила собственных слов —
Ворожит умельца...
Замедляется смерч, пришедший за нами.

Ну, так — сияй,
Сияй, как звезда,
Проливая свой свет за ночной горизонт...
Сильнее полыхай, зачем — неизвестно, —
Вне всяких временных и пространственных зон.

 

 
        Обыкновенное чудо

От самой первой капли,
Ударившей по крыше,
Цветастый Ург проснулся —
И выглянул в оконце.
Разгуливали цапли.
Нашёптывал камыш, и
Горячим светопульсом
Сияло в небе солнце.

Сиреневая тучка,
Нависшая над домом,
Вытряхивала дождик —
Как из сетей рыбёшку.
С улыбкой, потому что
Был с ним давно знакомым,
Рукой махнул Художник...
Ург — тоже, из окошка.

Художник был в зените
Своей нелепой славы,
Когда в аул пустынный
Пришёл — для встречи с Ургом.
Смог дхарму оценить, и
Налево и направо
Раздал свои картины...
И назван был — придурком.

Но, как бы то ни стало,
Ург разрешил остаться
Художнику в ауле...
С вот этих самых пор и
Живёт себе... — Не старый,
Любимый папарацци, —
Художник... Потому ли
И наблюдает — горы...

Теперь он их рисует
Соломинкой на глине,
А дождик — всё смывает,
И холст к утру — как новый...
Пьёт — каплями — росу Вед,
И рассуждает — длинно —
О людях и трамваях...
И Ург — вставляет слово.

Мы там их и оставим, —
За тихим разговором, —
Глядеть, как у болотца
Разгуливают цапли.
Как тень ползёт по ставням,
Как цвет меняют горы,
И дзен из тучки льётся... —
Из самой первой капли.

 

 
        На берегу воздушного океана

Ты снова приходишь на берег — и трогаешь волны,
И гладишь прозрачные, слабо-покатые спины...
Пустые — как ветер.
Как воздух — текучи и вольны.
И так веселы, словно стаи подростков-дельфинов.
Ты смотришь — сквозь воду — в глубины, и видишь там — город.
Огни...
Вереницы огней...
Фонари и машины...
К тебе присосались — и тянут, и тянут за ворот —
Туда, в глубину...
Глубина — создана́ для мужчины.
И ты, подойдя к самой кромке воды, — цепенеешь,
За поручни взявшись, — на крыше высотного дома...
И, как в сорок пятом какой-нибудь "правильный" немец,
Готов размышлять о "победе" — совсем по-другому.
Пространство — для птиц и для рыб — существует трёхмерным.
На плоскости жить — что за радость, скажите на милость?..
Смелей!
Разбегись — и ныряй,
Погружаясь всем телом
В такие красоты,
Что им — никогда — и не снились.

Комментарии

 

 
Буквица № 4, 2008 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 Галерея:   II  III  IV  V  VI  VII  VIII  IX Стихи наших авторов

Rambler's Top100