Буквица #4, 2007 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 Галерея:   II  III  IV  V  VI  VII  VIII  IX  X  XI Странники


 
    Ася Анистратенко

приближение к теме
Ворожба
"до свидания, юность..."
"вечерами всё тянет кататься в пустых трамваях..."
"говоришь сам себе, что прошла зима..."
"к чужой душе не прилепиться..."

 

 
  Родилась в Иркутске, выросла в Новосибирске. Закончила факультет иностранных языков Новосибирского государственного педагогического университета. Жила и работала в Петербурге и Москве. Редактор, переводчик, консультант по подбору персонала. Сейчас — в Питере.

В конце 90-х годов — лауреат нескольких сибирских и петербургских фестивалей авторской песни — в номинации "автор". Житель Сети с 2000-го года.

В 2001-2002 году редактор, затем главный редактор Стихи.ру.

Составитель сборника сетевых поэтов "Тринадцать" (2002). Основные публикации — поэтическая книга "Приближение к теме" (2005), сборник "Тринадцать", сборники Стихи.ру, различные журналы и альманахи сетевой поэзии.

    приближение к теме

1

Боже Дающий, я знаю, что я — не ровня.
Что ни срывается с губ — мотылёк, Учитель,
кто ни касается этих же губ бескровных,
не нарушает гармонии слов и чисел.

Медленно отодвигается занавеска,
пыль прогорает в луче (поведи рукою),
солнце плывет через день по прозрачной леске,
все что ни есть охраняет покой покоя...

Не совершаю, Учитель. Не существую —
на простыне, на бумаге, во сне, на карте...
Не к кому вызвать ни скорую, ни кривую,
чтобы куда-нибудь вывезла — как покатит...

Мыть философский песок у истока Леты
или гордыню замаливать на панели, —
Боже Дающий, стрела не находит цели,
медленно обращаясь вокруг планеты

в вязком, как мёд, равновесии притяжений.
Неутолимо жженье.

2

продавать бы мне рыбу, креветки на пёстрых полотнах хальса
где-нибудь в малой старой новой голландии.
не зная грамоты, понимать деньги. пышным телом
из корсета подмигивать — заглядение, а не муза.

содержать бы пансионат в позапрошлом веке. жить с постояльцем —
исключительно благопристойно. в том бадене-бадене,
где воды-воды и много гуляющей публики-публики. между делом
пить пиво, считать талеры, варить Gemuse.

служить бы сонечкой на конногвардейском бульваре,
сутулить плечи, верить в высшие силы, за всех молиться,
исполняя свой долг ради каждой дрожащей господней твари,
улыбаться бледно. смотреть на затылки, в них видеть лица.

быть бы твоей женой — русой, мятной, ромашечно-васильковой.
засыпать, уложив ладонь на твою ключицу,
чтобы нынче и впредь не посмело с тобой случиться
ничего. и ничто не посмеет.

слышишь ли? я готова

на любую женскую роль. на любую участь.
но не так, чтоб сидеть и сидеть над бумагой, мучаясь,
карандаш кусая, чем далее — тем немее.
даже малости — рассказать о тебе — не умея.

2002

 

 
        Ворожба

Станется, уж с меня-то, ты знаешь, станется.
Сляжется или сложится — как получится.
Я же гуляка, аристократка, пьяница,
Я в этом городе мало кому попутчица,

То по-мужицки прикуриваю на улице,
То покупаю коньяк, чтобы наконьячиться.
А наконьячусь — и окунаю во тьму лицо,
Чтобы придумать тех, кто еще не значится

В списках однажды бывших, уже целованных,
Любленных-перелюбленных, все отдавших,
Бросивших или брошенных, избалованных,
В том или этом ракурсе пострадавших...

Где они, мои рыцари, богатыри мои?
Ведать не ведают, как будет вскоре больно им!..
И ворожу, и в упор не слежу за рифмами.
Все пригодятся: глагольные, не глагольные...

2001

 

 
        ***

до свидания, юность. прощай, журавль. улетай, синица.
мне не нужно крылатых, мне нужно к чему-нибудь прислониться,
или сесть у реки на какой-нибудь камень, смотреть на воду.
я сошла бы с ума, но безумие медлит насчет прихода.

до свидания, юность. прости, твой лимит наконец превышен.
я тянула его, как НЗ, столько лет, но запас мой вышел.
это сердце стареет, плошает, ветшает, то есть — нищает,
то есть тикает функционально, но более — не вмещает

ни печали, ни радости... хрупкая норка, гнездо улитки,
как-то все не по-детски, калинка-малинка, запру калитку,
буду жить не любя, не губя, не вредя, никого не слыша.
сердце тикает, время уходит, все глубже и тише, тише.

2003

 

 
 

А.Анистратенко. Приближение к теме.
"Геликон Плюс", 2005. 132с. —
Формат 84х90/32. Тв. переплёт.
ISBN 5-93682-214-1

    ***

вечерами всё тянет кататься в пустых трамваях.
в отдалённо попутных, ленивых, пустых трамваях.
просто ради процесса: не думая, что бывает
в жизни как-то иначе, качаться — трамваю в такт...

это будущее наступает и выбывает.
в сослагательном я не умею, не выживаю.
сослагательное ослабляет, не добивая —
не по Ницше, не по философии, просто так.

просто так — я желаю смотреть на большую реку.
на абстрактную, на городскую большую реку,
где качаются тени и блики, и век от века
растекается present continuous по воде —

растворяясь среди легионов речных молекул,
тонкой радужной пленкой, картинкой в закрытых веках,
обнуляет всегдашние поиски человека,
обостряет еще отособленность от людей...

ежедневно — меняясь, лавируя, выживая,
контролируя, пережидая, одолевая,
ради цели, которую, в принципе, называю
произвольно... сама же с собой заключаю пакт

о вечерней реке, где вода, фонари и пристань,
и скамейка для парочки поздних хмельных туристов,
и трамвай на мосту развеселые гонит искры
и мечтает о том, как приедет в трамвайный парк.

2004

 

 
        ***

говоришь сам себе, что прошла зима,
пережил то, что смог; что не смог, — оставил
так, как есть; не сошёл до конца с ума,
закалился в процессе не хуже стали,
вышел в мир, осмотрелся, раскрыл ладонь —
подкормить голубей у седой скамейки,
рассказал им, что свил сам с собой гнездо
там, внутри, где прописан до самой смерти,
рассказал им, что видел плохие сны,
что на кухне пригрелся у батареи,
но зимы не растопишь ничем земным,
а земное в тебе, говоришь, стареет...
рассказал бы еще, но в ушах свистит,
и карман обмелел, и ладонь пустая...
иногда для того, чтобы всех простить,
одного воскресения не хватает.

2007

 

 
        ***

к чужой душе не прилепиться,
не обротать ее никак.
она парит себе, как птица,
в невероятных облаках,
а ты, беспомощный тупица,
глазеешь, шапку оброня,
как все, с чем ты желал бы слиться,
бликуя проблесковым блицем,
скрывается за гранью дня.

к чужой душе не прилепиться,
стряхнет — пылинкой с рукава.
она сама себе столица,
она сама себе права.
своей неотменимой властью
участвовать в её судьбе
ты можешь рвать её на части,
лишать покоя, сна и счастья,
но не присваивать себе.

к чужой душе не прилепиться.
не встроить переходника.
пока ты ищешь, где бы впиться,
нацеливаясь у виска,
своей любовью окружаешь,
сжимаешь в трепетных тисках...
она ни словом не мешает,
себе чего-то там решает,
саму себя принаряжает,
потом встает и уезжает.
неотчуждаемо чужая.
неутешима и легка.

2007
Комментарии

 

 
Буквица #4, 2007 Стр.:   2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 Галерея:   II  III  IV  V  VI  VII  VIII  IX  X  XI Странники

Rambler's Top100