Буквица № 2, 2007 Стр.:   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15 Галерея:   II—IX Стихи наших авторов
Вероника Батхан


«Не ходи на лёд, говорю тебе, упадёшь…»


Дедушке Хаиму Батхану


Ночная песенка для принца


Ксенофилия


Баллада листопада


Магдалина

 

1974 г. р., уроженка Ленинграда, студентка Литинститута, журналист-любитель, двое детей, выпустила в январе 2007 книгу «Снебападение».

* * *

Не ходи на лёд, говорю тебе, упадёшь.
Не смотри на небо или начнётся дождь.
Да положи железо, руки не окровавь.
Явор. Ворона. Яблоко. Вот и явь.
Печь да печаль, томлёная в чугуне.
Кто там живёт в колодце на самом дне?
Кто до утра беснуется у ворот,
Криком клянёт и душу твою и род?
За́ полночь в подоконник воткну ножи —
Кто улетит — убьётся… А ты лежи.
Вышью твой сон по ниточке, по кресту,
Лес и дорогу, облако и звезду,
Вещую птицу, песенку кобзаря,
Розовым шёлком над станом твоим — заря…
Подле постели век бы столбом стоять.
Нож заржавелый — в сердце по рукоять!
Выкину саблю, в клочья порву мундир,
Буду любимой, чтобы не уходил.
Просто — забор поправим, посадим сад,
Выпустим в чащу стаю твоих лисят,
Станешь пастух и пахарь и молоком
Смоешь тоску постылую ни о ком…
Конь у ворот играет, дрова горят,
Сомкнутым строем сабель сверкнул отряд.
…Пуговки нет под воротом, на груди.
Не ходи на лёд, прошу тебя, не ходи…
 

Батхен Н. Снебападение.
2007

Дедушке Хаиму Батхану

Как было б славно — в тоске овечьей смиренновзорой
Стоять с мальчишкой едва усатым под балдахином
И слушать робко, как старый ребе благословляет
Постель и крышу и путь совместный и плод во чреве…
Ходить пузатой, задрав носишко до синагоги,
Мурлыкать баю, мой сладкий мальчик, все будет баю,
Сновать до рынка за белой курой, стирать на речке,
Мечтать о боге, вертя рубашку в огрублых пальцах,
В канун субботы зажечь с молитвой сухие свечи,
Рыдать о чуде над смертным жаром у изголовья,
Рожать по новой, не слушать мужа, что Палестина —
Растет наш Идл, ему на Пасху уже тринадцать,
Пора невесту искать, а в доме ни коз ни денег…
Что будет дальше? Гешефт для бедных, погром, холера,
Тугая старость, в подоле зёрна, в постелях внуки.
Играет скрипка, танцует память на мокрой крыше,
Кружится вальсом сестёр и братьев народа штетл.
Твой дядя Нойах давно отправил ковчег завета
По сонным водам куда подальше… Шалом, приплыли.
На черта в печке, ни богу свечки, ни тёплой халы,
Ни уголёчка под новым домом, ни «комец-алеф».
Для новых юде Ерушалаим, для старых — кадиш
На ленинградском сыром кладбище обезлюделом.
Но где-то рядом на грани слуха играет скрипка
Узор вальсовый, три такта сердца. Как было б славно…


Ночная песенка для принца

Тает картонный замок в руках рабочих,
Вянут огни, знамёна спадают ниц.
Кто тебе скажет: Гамлет, спокойной ночи.
Кто улыбнётся: доброе утро, принц.
Дания дней и ночное её подобье —
Две стороны шекспирова ремесла.
Славно выходит — днём мастерить надгробье,
Чтобы под ним избегнуть ночного зла.
Предощущенье — каждый второй предатель.
Верную птицу рад бы принять на грудь.
Сколько их пёстрых выпустил в мир создатель?
С белой под сердцем не умереть — уснуть.
Тронная зала, звери в овечьих шкурах.
Нежное сердце навеки замкнёт броня.
Пару волков моих — серых и вечно хмурых
Завтра убьют на празднике в честь меня.
Даром дубы сплетают сухие кроны.
Милая мать, поймите, моя тоска
Не оттого, что мне не добыть короны,
А оттого, что вышли за дурака…
Флейта играет тише, волна короче.
Правда для принца нищих всегда одна.
Песня для принца — счастье спокойной ночи
Да на подушке локоны цвета льна.


Ксенофилия

Ксения — сердцем сильная.
Странница чужедальняя.
Гордость твоя фамильная,
Горечь твоя миндальная.
К осени распогодится —
Вот тебе, мать, и Троица.
Небо с землёй разводится —
Море дождём умоется.
А на кладбище —рубище
И нищета лежалая.
Люди идут за будущим,
Нынешний день не жалуя.
Платье моё вчерашнее,
Память моя забытая.
Светлое или страшное
Мимо несут — завидую.
Белое, небелёное,
Боль, белена, былина ли —
Все опадет под клёнами.
Не были, были, минули.
Страннице в землю венами
Корни пустить. Погостница…
Гости стоят за стенами —
Все кто простить попросится.
Вот и полна гостиница.
Странное дело, странница —
Сильный душой — поднимется.
Скорбный душой — останется.


Баллада листопада

Нас носит ветром, нас бьёт о стекла, нас тянет в воду,
Таких прозрачных, таких осенних, бронзовокожих...
Мы были листья, а стали пятна на старом фото.
Святой сентябрь, спаси случайных твоих прохожих.
Столы асфальта накрыты щедро — бери и царствуй,
Дожди проходят своей дорогой — подставь ладони
Во тьме, казалось, что асфодели — простые астры,
Запахнет горьким, заплачет светлым, вода утонет.
Молчу ночами — а вдруг услышишь мое дыханье,
Придешь к постели, разбудишь сонных ресниц затишье,
Кареты Крыма везут рассветы. В открытой тайне
Скажу — всё просто, мы были листья, мы стали выше.
Вдали от дома я кану в небо, оденусь дымом.
Мои законы — моря и реки, пути и трассы.
Таранить стёкла, врезаться в воду, писать любимым:
Мы были осень, а стали листья… Кленовый, здравствуй!


Магдалина

Ветхий-ветхий мой ответ.
Осень. Самария.
Защити меня от бед,
Странница Мария!
Не тебе ль не знать цены
Мирры и граната?
Не тебе ль в огне вины
Жечь себя, как надо?
Услыхал вчера глухой,
Что Марии мнилось:
Жить смоковницей сухой,
Веря в божью милость…
Запестрел листвой наряд —
Мне ль не знать ответа?
Если вся я — виноград,
Всяк меня отведай.
Жадной дланью сок дави,
Рви листву, как невод.
Понимаешь, ночь любви —
Это шаг до неба.
В час, когда потух восток,
Склоны опустели,
Согревать живой росток
На святой постели.
…Милый мой, стоят у врат
Ангелы с мечами.
Ешь зелёный виноград
Сладкими ночами…
Поутру врата падут,
И, надев личины,
Убивать меня войдут
Сильные мужчины.
Встану, лакомой груди
Не прикрыв руками —
Кто пришёл меня судить?
Брось камень.

Комментарии

 
Буквица № 2, 2007 Стр.:   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15 Галерея:   II—IX Стихи наших авторов
Rambler's Top100